Упоминания о связи Батюшкова с Вольным обществом



К числу наиболее загадочных страниц биографии Константина Батюшкова (и вместе с тем – к числу наиболее загадочных эпизодов русской литературной жизни начала XIX века вообще) принадлежит история его сотрудничества с Вольным обществом любителей словесности, наук и художеств. Исследовательская традиция придает факту участия молодого поэта в деятельности этой организации особое значение: если верить устоявшимся мнениям, Вольное общество в биографии Батюшкова сыграло примерно ту же роль, что “Арзамас” и “Зеленая лампа” вместе взятые в биографии Пушкина. Насколько это мнение справедливо?

Первые упоминания о связи Батюшкова с Вольным обществом появились вскоре после смерти поэта – в мемуарном этюде Н. И. Греча. Вспоминая об оживлении деятельности Вольного общества на рубеже 1800-1810-х годов, Греч писал: “Вскоре оно обогатилось новыми членами. В числе их были Д. Н. Блудов, Д. П. Северин, К. Н. Батюшков…”1 Н. И. Греч (сам ставший членом Вольного общества в 1810 году) – мемуарист обычно чрезвычайно точный.

И действительно, факт участия Батюшкова в Обществе со

временем был подтвержден документально: Н. С. Тихонравов обнародовал материалы, посвященные скандалу вокруг речи Д. В. Дашкова, произнесенной в “похвалу” графу Хвостову на заседании Вольного общества в марте 1812 года. Как свидетельствуют опубликованные Тихонравовым документы, среди тех, кто присутствовал на экстренных заседаниях, посвященных этому инциденту и закончившихся исключением Дашкова из Общества, находился и Батюшков2.

С 1887 года начало выходить классическое издание “Сочинений”. Батюшкова (под редакцией Л. Н. Майкова), поставившее изучение творчества и биографии поэта на качественно новую основу. В биографическом исследовании Майкова, приложенном к 1-му тому, характеристике Вольного общества и реконструкции отношений с ним юного Батюшкова было посвящено несколько страниц.

Майков, между прочим, обратил внимание и на то, что среди участников Вольного общества было несколько сослуживцев молодого поэта: “Служба в одном ведомстве с несколькими из членов Вольного Общества, и еще более – общность литературных интересов, сблизили Батюшкова с этим литературным кружком, и хотя в 1803-1805 годах мы не видим его имени в списке членов Вольного Общества, но можем с уверенностью сказать, что в то время Константин Николаевич был в частых сношениях с этими молодыми представителями литературы в Петербурге”. Дотошный Майков к своему сообщению об отсутствии имени Батюшкова в списках членов Общества дал и специальную сноску: “Списки эти печатались в адрес-календарях, начиная с 1804 г., но едва ли в полном виде: имени Батюшкова нет ни в одном из списков, а между тем достоверно известно, что он был членом Вольного Общества, например, в 1812 г (далее следует ссылка на статью Тихонравова).

Когда новое издание сочинений Батюшкова подходило к завершению, молодой историк литературы Е. Петухов, занимавшийся биографией А. X. Востокова, обнаружил весьма интересные материалы в архиве Вольного общества в библиотеке Санкт-Петербургского университета (Л. Н. Майков, по всей вероятности, еще не знал о том, что этот архив сохранился,- в противном случае он, конечно, сам не преминул бы к нему обратиться). Как оказалось, К. Н. Батюшков изъявил желание вступить в Вольное общество еще весною 1805 года: 22 апреля член Общества Н. Брусилов сообщил об этом желании сочленам, представив на их суд сочинение Батюшкова “Сатира, подражание французскому”.

После публикации Е. Петухова вопрос, казалось бы, окончательно был решен и обрел твердое фактическое основание: Батюшков был принят в Вольное общество еще в 1805 году; не напрасно академик Майков сомневался в полноте печатных списков… Д. Д. Благой в “Основных датах жизни и творчества”, приложенных к подготовленному им изданию “Сочинений” Батюшкова, уверенно помечает под 1805 годом: “Вступает (22 апреля) действительным членом в “Вольное общество любителей словесности, наук и художеств””. Не вполне понятно, правда, почему Благой выбрал именно 22 апреля: следуя публикации Петухова, надлежало бы указать по крайней мере 6 мая…

Но то ли ученыйпопросту недосмотрел, то ли решил, что Востоков читал свой отзыв уже после того, как Батюшков был принят “действительным членом”, то ли счел дату 22 апреля более привлекательной для советского читателя (и для советских издателей) – как бы то ни было, именно датировка Благого была усвоена советским литературоведением. Н. В. Фридман в 1948 г. писал: “Батюшков вступил в члены общества 22 апреля 1805 года (Л Н Майкову была еще неизвестна эта дата)

Принято было и предложенное Петуховым объяснение тому, какое именно стихотворение Батюшкова скрывалось за обозначенным в бумагах Общества заголовком “Сатира”. В статье 1948 года Н. В. Фридман писал: “По-видимому “сатира”, о которой идет речь в протоколах общества, – это вошедший в собрание сочинений Батюшкова “Перевод 1-й Сатиры Буало” (в сущности он представляет собой далекое подражание оригиналу)

Общепринятая концепция не позволяет, однако, удовлетворительно ответить на несколько вопросов. Почему же все-таки имени Батюшкова нет ни в одном из напечатанных списков членов общества? Почему нет никаких документальных свидетельств его участия в заседаниях Вольного общества хотя бы в том же 1805 году – когда от новоизбранного члена естественно было бы ожидать особой активности?..

И вот здесь уместно задаться еще одним вопросом: а что, собственно, послужило основанием для уверенного вывода о том, что Батюшков в 1805 году был принят в “действительные члены” Общества? Основание единственное – публикация Е. Петухова и, в первую очередь, воспроизведенный в ней отзыв Востокова. Однако создается впечатление, что либо этот отзыв не был внимательно прочитан, либо в нем прочитывалось желаемое, а не действительное. Ведь в отзыве Востокова о Батюшкове говорилось следующее: “…для вступления молодому автору в Общество надобно, по моему мнению, чтоб он Обществу представил еще что-нибудь из трудов своих и притом, если можно, своего собственного сочинения”.

Похоже ли это на безусловную рекомендацию к избранию?.. Имеем ли мы какие-либо свидетельства, подтверждающие, что Батюшков выполнил пожелание Востокова? Нет.

Похоже, необходимая информация была вычитана из документов только потому, что ее страстно хотели “вычитать”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Упоминания о связи Батюшкова с Вольным обществом