Влияние К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского на творчество Пушкина



Творчество крупнейших поэтов-современников – К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского,- сыгравшее такую видную роль в первоначальном литературном становлении Пушкина, носило, за отдельными исключениями, подчеркнуто личный характер, не было связано с большими общественными задачами и передовыми политическими запросами современности. Однако в пору нараставшего общественно-политического подъема это все более не удовлетворяло Пушкина. Он требует от поэзии большой общественной значимости и передовой идейности.

Замечательными образцами высокоидейной

литературы и являются так называемые “вольные стихи” Пушкина, в которых он предстает в качестве поэта-трибуна, пламенного провозвестника идей дворянской революционности.

Позднее Пушкин ставил себе в особую заслугу, что он “восславил свободу” вслед за А. Н. Радищевым. И действительно, в написанных впервые же послелицейские годы стихотворениях “Вольность” (1817) и “Деревня” (1819) Пушкин с небывалой дотоле художественной яркостью и силой снова поднимает основные радищевские темы – резко ополчается против самодержавия и крепостничества. В программно-политическом отношении

оба эти стихотворения, в которых явственно отражаются вольнолюбивые идеи, развивавшиеся в лекциях А. П. Куницына, несомненно, умереннее пафоса радищевского “Путешествия из Петербурга в Москву” с его призывами к всенародному восстанию против самодержавия, к расправе крестьян над помещиками.

В оде “Вольность”, названной так же, как и революционная ода Радищева, Пушкин, осуждая и казнь народом французского короля Людовика XVI, и убийство дворянами-заговорщиками Павла I, выступает за ограничение самодержавия “законом” – конституцией. В “Деревне” выражено горячее желание увидеть зарю “просвещенной свободы” и “рабство, падшее по манию царя”. Но силой ненависти к “самовластительным злодеям” на троне, гневным и негодующим гражданским чувством при виде угнетенного “диким барством” народа стихи Пушкина оказывали громадное революционизирующее воздействие.

В то же время в пушкинских “вольных стихах” с огромной эмоциональной силой проявились и черты, присущие лучшим представителям революционной молодежи: восторженно-страстное горение, пламенный революционный патриотизм, горячая вера в торжество “святой вольности”. В наиболее совершенной художественной форме Пушкин запечатлел эти черты в своем послании 1818 г. “К Чаадаеву” (“Любви, надежды, тихой славы…”) – самом значительном из его многочисленных стихотворных посланий до ссылки, обращенном к одному из друзей, человеку, особенно близкому в то время поэту.

Заключительные строки послания исполнены такого молодого порыва, проникнуты таким благородным и высоким воодушевлением, что послание “К Чаадаеву”, в котором ожидание “святой вольности” сравнивается с нетерпеливостью пылкого любовника, ожидающего “минуты верного свиданья” со своей возлюбленной, прозвучало как своего рода первое объяснение в любви Родине и Свободе.

В своих сатирических песенках – “ноэлях” – ив многочисленных эпиграммах этого времени Пушкин бичевал и конкретных носителей зла: от “кочующего деспота”, надевавшего на себя “лицемерную” либеральную маску, “венчанного солдата” Александра I и царского “друга и брата”, “притеснителя” всей России ненавистного Аракчеева до всякого рода царских “холопов при звезде” (“Сказки”, 1818; “На Аракчеева”, 1820; “Ты и я”, 1817-1820, и др.). Не меньшей популярностью пользовались и острополитические “крылатые словечки”, которые Пушкин, по свидетельству современников, “во всеуслышание” произносил в театре и других публичных местах. В этих беглых экспромтах и мгновенно, на лету возникавших эпиграммах с особой яркостью и силой сказывалась политическая настроенность Пушкина и в то же время с особенным блеском проявлялось его меткое и беспощадное остроумие – умение несколькими рифмованными строчками навеки пригвоздить противника к позорному столбу.

В своих “вольных стихах” Пушкин далеко выходил за пределы камерной, узколитературной аудитории. Их общественное и политическое значение для того времени было чрезвычайно велико. “Тогда везде ходили по рукам, переписывались и читались наизусть его “Деревня”, “Ода на свободу”, “Ура! в Россию скачет…” и другие мелочи в том же духе. Не было живого человека, который не знал бы его стихов”,- свидетельствует Пущин. Пушкин “наводнил Россию возмутительными стихами: вся молодежь наизусть их читает”,- злобно говорил Александр I директору лицея Энгельгардту в 1820 г. Жуковский после восстания декабристов также укорял Пушкина в том, что все “зреющее поколение” было воспитано на его “буйных, одетых прелестью поэзии, мыслях”, что списки его “возмутительных для порядка и нравственности” стихов были обнаружены в бумагах каждого из “действовавших”, т. е. участников восстания декабристов.

Об этом же согласно показывали на следствии сами декабристы. Небывалая популярность “вольных стихов” и эпиграмм Пушкина объясняется тем, что он являлся в них выразителем прогрессивного общественного сознания, поэтически формулировал мысли, чувства и настроения передовых кругов тогдашнего русского общества.

Отчетливо сказалась в “вольных стихах” Пушкина и его творческая эволюция, отражающая смену основных литературных направлений всей предшествовавшей ему новой русской литературы. Ода “Вольность”, в которой, отталкиваясь от анакреонтической “легкой поэзии”, Пушкин взывает к музе высокой гражданской лирики – “грозе царей”, “гордой певице” свободы, написана в стиле классицизма, но классицизма революционного, радищевского. “Деревня”, начатая в духе сельской сентиментальной идиллии (первая часть стихотворения), в своей второй – социально-обличительной – части также обретает черты, подобные революционной “чувствительности” радищевского “Путешествия из Петербурга в Москву”. Наконец, послание “К Чаадаеву” является ярчайшим образцом зарождающегося в последних стихотворных произведениях Радищева русского революционного романтизма.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Влияние К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского на творчество Пушкина