Как же Белинский прошел мимо юмора “Повестей Белкина”?



Пушкину, создателю образа Белкина, с его простодушием и лукавством, автору повестей, пронизанных иронией и юмором, был близок юмор Гоголя. Как же Белинский прошел мимо юмора “Повестей Белкина”? Почему его не пленило простодушие и лукавство Белкина?

Почему Белинский не понял “Повестей Белкина”, почему не поддержал Пушкина в его решительном и смелом обновлении русской прозы, почему присоединился к хору присяжных хулителей Пушкина в пору, когда тот так нуждался в поддержке? На все эти вопросы наша наука ответа не дает.

Нельзя

признать серьезными замечания ученых, что утверждения критика в “Литературных мечтаниях” о Пушкине: “он умер или, может быть, только обмер на время”, – объясняются незнанием написанных Пушкиным, но не изданных произведений – “Медного всадника”, некоторых лирических стихотворений и т. д. Ведь он знал, помимо “Повестей Белкина”, драматические сцены “Моцарт и Сальери”, “Пир во время чумы”, повесть о современности “Пиковую даму”, более десятка лирических шедевров, среди которых были “Элегия” (“Безумных лет угасшее веселье…”), “Бесы”, “Прощание”,
“Воспоминание”, “На холмах Грузии…”, “К вельможе”, “Поэту” и многое другое. Как же можно было писать о конце Пушкина? Этих произведений было вполне достаточно, чтобы понять: Пушкин стремительно идет вперед, он первым решает задачи, стоящие перед литературой, прокладывает ей новые пути.

Ведь поняли же именно так Пушкина и пошли вслед за ним современники Белинского – Гоголь и Лермонтов. Несомненно, суровые и несправедливые приговоры Белинского огорчали Пушкина. Но тем не менее он собирался пригласить молодого критика сотрудничать в своем журнале.

К сожалению, современные Пушкину критики, в том числе и Белинский, не принявшие и осудившие “Повести Белкина”, сыграли роковую роль в дальнейшем понимании “Повестей”, в последующей их интерпретации наукой.

Исследователи Пушкина категорически отвергли, как исторически несостоятельные, суждения критиков, объявивших “Повести Белкина” произведениями бессодержательными, неоригинальными и подражательными. Но спор с критиками 1830-х годов неожиданно обусловил направление изучения “Повестей Белкина”: опровергая несправедливые отзывы, ученые стремились доказать и подчеркнуть глубину содержания, историко-литературную проблемность и важность “Повестей Белкина” для будущего литературы. Именно это обстоятельство сказалось на характере писавшихся в разное время работ о “Повестях Белкина”.

Их можно разделить на три группы, внутренне связанные общей тенденцией, но различные по типу аргументов и доказательств.

К первой группе следует отнести тех. исследователей, которые” стремятся усложнить проблематику “Повестей Белкина”, возвести их темы и содержание в ранг больших философских или социальных категорий. Естественно, мировоззренческие позиции этих ученых, работавших на протяжении многих десятилетий в непохожие исторические эпохи, резко различны, методологически они далеки друг от друга, и объединяет их только эта общая тенденция – усложнять любыми средствами содержание “Повестей Белкина”.

Ученые второй группы отводят обвинения критиков Пушкина в его несамостоятельности, в подражательности его повестей и дают историко-литературное объяснение использования Пушкиным традиционных сюжетов; он не подражал, но пародировал жанр сентиментальных и романтических повестей, расчищая тем самым дорогу новому, реалистическому направлению.

Представители третьей группы прежде всего решительно отвергают принципы исследования и выводы ученых первых двух групп. В то же время их точка зрения вбирает в себя реальные достижения предшественников. Оттого, соглашаясь с тем, что Пушкин использовал сюжеты и мотивы писателей сентименталистов и романтиков, они объясняют это тем, что он осваивал опыт романтической повести, с тем чтобы подчинить этот жанр целям реалистического изображения действительности.

В доказательстве реалистичности характеров, ситуаций, картин русской жизни, разных сословий – пафос этих работ.

Объявление “Повестей Белкина” пародиями на жанры сентиментальных и романтических повестей является частным случаем общей, давно сложившейся оценки Пушкина как мастера пародии. Особенность творчества Пушкина – его обращение к мировым сюжетам, изображение жизни разных народов в разные эпохи, включение к художественную ткань своих произведений стилистических черт разных культур, разных писателей – привлекла внимание критиков и историков литературы.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Как же Белинский прошел мимо юмора “Повестей Белкина”?