Социальный роман Генриха Манна



Критическое отношение Генриха Манна (1871-1950) к кайзеровской Германии было гораздо более радикальным. Оно выражалось не в иронических или юмористических тонах, как у брата, а в тонах гневно-сатирических. Однако в ранний период своего творчества Генрих Манн, стремясь создать яркие образы героев, противостоящих современному обществу, был порою

Чересчур экспрессивен; ему не были чужды ницшеанские идеалы. Их удалось преодолеть, когда Генрих Манн начал поиск положительного героя и позитивных общественных идеалов в самой социальной действительности.

Ему казалось, что буржуазно-демократическая республика даст возможность воплотить в жизнь триединство духа, деяния и красоты.

Италия (где Генрих Манн жил – временами вместе с братом – в 1893-1898 годах в Палестрине, Флоренции и Риме), а в еще большей степени Франция повлияли на формирование его общественно-политических взглядов. В целом ряде статей (позднее они были собраны в книге “Дух и действие”, 1931) Генрих Манн размышлял над литературой, философией и общественной жизнью французской республики от ее революционных истоков до современности.

Первый роман “Страна тунеядцев” (1900) навеян

Генриху Манну французской литературой, а именно “Милым другом” (1885) Мопассана.

Каждый из авторов рассказывает историю одной “карьеры”. Герой Г. Манна – студент из провинции, который становится известным литератором в Берлине 90-х годов. Однако причиною тому был вовсе не его талант, а связь с женой крупного банкира.

С удивлением убеждается Андреас Цумзее как много и как мало нужно человеку для того, чтобы добиться успеха. Своей же собственной непродолжительной известностью драматурга-натуралиста он обязан стараниям и деньгам жены банкира. Когда он устает от этой любовницы, то оказывается лишенным всякой поддержки, потому что выходит за рамки отведенной ему роли – роли забавника, паяца.

Эта книга стала социальным романом потому, что показала роль денег не только в литературе, но и во всех других сферах жизни – печати, общественном мнении, политических партиях, аристократической верхушке. Эту власть представляет в романе банкир Тюркхеймер – новый Наполеон. Автор пока еще лишь констатирует его могущество, не пытаясь бороться с ним. Объектом сатиры является пока что лишь немецкий “милый друг”, на примере которого Г. Манн впервые показывает психологию “верноподданных”, – этот ничтожный приспособленец восхищается могущественным банкиром, видя в нем “человека эпохи Возрождения”.

Тип “человека эпохи Возрождения” был тогда в моде. Дань этому увлечению отдал наряду с Ведекин-дом и Г. Манн, которого заинтересовал образ “свободной женщины”. Этой теме он посвятил трилогию “Богини, или Три романа герцогини Асси” (1903).

Действие трилогии происходит в Италии, описанной в экзотических красках: по словам самого автора, он хотел показать в романе “страстную чувственность на фоне яркой природы(Неаполь), античность, перенесенную в современную утонченность, языческое отношение к жизни” 34. Огромная жажда жизни, ищущая самовоплощения, противопоставлена узким рамкам буржуазного быта – но противопоставлена она лишь в образах неуемной фантазии, которые хотя и не лишены эстетической значимости, но вряд ли имеют нравственное оправдание; во всяком случае, у этих образов нет какой-либо соотнесенности с социальной действительностью. В ряде последующих новелл – особенно в новелле “Пиппо Спано” (1905) – Генрих Манн уже проводил довольно точное различие между историческими идеалами Ренессанса и мечтой о полнокровной жизни, которая самому герою оказывалась не по силам.

Представления о возможностях осуществления идей Возрождения в современной жизни менялись у Генриха Манна, поскольку писатель во

Все большей мере связывал свои по – Литические идеалы с республиканским устройством общества, и эти идеалы

Уже не противопоставлялись действительности. В последнем итальянском романе Генриха Манна “Маленький город” (1909) идеал и действительность, красота и нравственность стремятся к сближению. Писателя интересует уже не внеисторическая Италия, а ее современность, в которой продолжают жить традиции борьбы за свободу, независимость и национальное единство; героем становится не отдельный, исключительный персонаж, а весь народ, богатый многообразием слившихся в нем личностей.

В маленький город прибывает оперная труппа и производит в нем настоящий переворот: разгораются личные конфликты, обостряется борьба политических партий. Но все эти потрясения в конечном счете упрочивают солидарность людей и пробуждают в них подлинную человечность.

Городу удалось сделать “маленький шаг вперед”, и не последнюю роль сыграли в этом искусство и артисты. Генрих Манн не идеализирует республиканский уклад жизни; он пишет о жителях маленького города с мягким юмором, который позволяет взглянуть на события романа как бы чуть-чуть со стороны, но это вовсе не умаляет их значимости. Ведь “маленький город” представляет собою положительную социальную модель, “пример того, как любовь облагораживает человека. Неправ оказывается здесь тот, кто считает себя умнее сообщества людей…” 35.

Генрих Манн назвал свой роман “гимном демократии” 36.

Работа над романом, отражающим чаяния и надежды общества, тесно связана по времени и по своему содержанию с замыслом социального сатирического романа “Верноподданный”.

4-1233

В 1906 году Генрих Манн писал: “…я хотел бы вывести героя, который был бы щедрым, чистым и гуманным в противоположность тем человеконенавистникам, которых рождает нынешняя реакция” 37. Италия и Германия, “Маленький город” и “Верноподданный” – тут и там два полюса. Роман “Верноподданный” был начат в 1911 году и закончен в июле 1914 года; его журнальная публикация была прервана начавшейся войной.

Роман “Верноподданный” стал вершиной среди произведений Генриха Манна, обличавших кайзеровскую империю (под общим названием “Империя” Г. Манн объединил три романа – “Верноподданный”, “Бедные”, 1917, и “Голова”, 1925). Собственно, к этому же циклу можно отнести и роман “Учитель Гнус” (1905). В сатирическом повествовании о судьбе “школьного тирана” прусской складки писатель хотел открыть “изнанку” своего героя; он попытался проникнуть в психологию носителя власти, чтобы обнаружить ее уязвимость.

В романе же “Верноподданный” Генрих Манн показал, как человек становится носителем власти.

Речь в этом романе вновь идет о “немецкой карьере нового времени”. Дидерих Гесслинг боится отца, бога, трубочиста, полицейского и учителя. Но он быстро начинает понимать, что лучший способ установить хорошие отношения со всеми, у кого сила, – подчиняться им. Автор с издевкой пишет о своем герое, что полную уверенность тот обретал лишь тогда, когда получал тумаки.

Однако Дидерих Гесслинг подчиняется власти и силе не как раб (который всегда готов взбунтоваться), а скорее как комедиант, ибо он искренне восхищается могущественной властью и по мере возможности старается подражать ей. Его жизнь становится комическим самоутверждением через самоуничижение.

В “Верноподданном” Г. Манн как бы вернулся к традициям буржуазного “романа воспитания”, признававшим за человеком ответственность за формирование своей личности. Но Генрих Манн показал в романе такие социальные условия современного общества, которые превращают человека в безответное существо, в “ничтожную частичку массы”. Ироническая перекличка с “романом воспитания” – подобно тому, как это произошло с “Признаниями авантюриста Феликса Круля” Т. Манна, – подняла произведение Г. Манна до высот социального романа, в котором объектом сатиры стала сама правящая верхушка: ведь приспособленец Гесслинг стремится походить на своего кайзера до “мистической неразличимости”, в результате чего оба они оказываются смехотворны.

Борьба Гесслинга за Нетциг, немецкий “маленький город”, напоминает провозглашенную Вильгельмом II борьбу за “место под солнцем” для Германии, которую он вел во имя интересов германского империализма. Предпосылкой этой борьбы являлось уничтожение всех либеральных и демократических традиций. Гесслингу удается победить шаткую “партию народа”, возглавляемую стариком Буком.

Гесслинг копирует своего кайзера даже в союзничестве с социал-демократом Наполеоном Фишером – фигурой, язвительно пародирующей “реальную политику” немецкой социал-демократии.

Гесслинг побеждает в Нетциге. Правда, его вдохновенной речи в честь “Вильгельма Великого” мешают громы и молнии, разогнавшие торжественное собрание. Хотя оробевшему Гесслингу и приходит в голову мысль, что свержение власти силами природы является попыткой с негодными средствами, гроза в романе все же становится символическим предвестником той бури, которой предстоит совершить подлинный революционный переворот в обществе.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Социальный роман Генриха Манна