Сатира на поместное и бюрократическое дворянство, как основа “Мертвых душ”



Выставляя на свет нравственное гниение поместного дворянства и чиновничества, обнажая их неспособность к перспективному хозяйствованию, писатель приводит нас к выводу, что мертвыми душами являются крепостники. Надо отметить, что тема бюрократии, чиновничьего произвола и беззакония проходит через все творчество Николая Васильевича Гоголя. Образы чиновников встречаются в романтических повестях “Вечеров на хуторе близ Диканьки”, в реалистических произведениях “Миргорода” и повестях о Петербурге.

Чиновничеству посвящена

комедия “Ревизор”. В “Мертвых душах” эта тема сплетается с темой крепостничества. Блюстители порядка во многом родственны помещикам.

Подтверждение этому является первая глава произведения, где Гоголь заостряет наше внимание на рассуждениях о тонких и толстых господах. Писатель говорит: “наконец толстый, послуживши богу и государю, заслуживши всеобщее уважение, оставляет службу. И делается помещиком, славным русским барином, хлебосолом, и живет, и хорошо живет”.

Мы видим, что существует крепкая связь между помещиками и чиновниками, и у тех, и у других общие цели и интересы. Эта злая сатира

на представителей высшего сословия. Как владельцы усадеб, так и губернские чиновники находятся на низшей ступени культуры и просвещения. Как помним, у Манилова уже два года одна и та же книга раскрыта на четырнадцатой странице.

Чиновники “тоже были более или менее люди просвещенные: кто читал Карамзина, кто “Московские ведомости”, кто даже и совсем ничего не читал”.

Они не обременяют себя заботами о государственных делах, им чуждо понятие гражданского долга. Чиновники живут праздно. При оформлении покупки крепостных крестьян потребовались свидетели. “Пошлите теперь же к прокурору, говорит Собакевич, он человек праздный и, вечно, сидит дома: за него все делает стряпчий Золотуха, первейший хапуга в мире.

Инспектор врачебной управы, он также человек праздный и, верно, дома, если не поехал куда-нибудь играть в карты”. В обществе чиновников процветает “подлость, совершенно бескорыстная, чиста подлость”. Ссорятся дамы, ссорятся и их мужья. “Дуэли, конечно, между ними не происходило, потому что все были гражданские чиновники, но зато один другому старался напакостить, где было можно, что, как известно, подчас бывает тяжелее всякой дуэли”.

Чиновные круги, подчинявшие государственные интересы личному своекорыстию и произволу, подменявшие правосудие чудовищной бумажно-бюрократической волокитой, превращают службу в досуг и ведут праздно-паразитическую жизнь, далеко превосходящую их средства, лишенную каких-либо культурных запросов. Управители города единодушны только в стремлении широко пожить за счет “сумм нежно любимого ими отечества”. Чиновники грабят и государства, и просителей.

Казнокрадство, взяточничество, грабеж населения явления повседневные и вполне закономерные. Полицмейстеру “стоит только мигнуть, проходя мимо рыбного ряда или погреба”, как на его столе появляются балыки и отменные вина. Ни одна просьба не рассматривается без взятки.

Председатель палаты предупреждает Чичикова: “.чиновным вы никому не давайте ничего. Приятели мои не должны платить”. Исключения лишь для приятелей, но Чичиков все-таки не нарушил неписаный закон на всякий случай и он дал взятку Ивану Антоновичу.

Полиция держит в постоянном страхе народ.

Когда в обществе стали говорить о возможном бунте Чичикова, полицмейстер заметил, что “в отношении бунта существует власть капитанисправника, что капитанисправник, хоть сам и не езди, а пошли только на место себя один картуз свой, то один картуз погонит крестьян до самого места их жительства”. Искусно отображая индивидуальные свойства многих чиновником, Гоголь одновременно создал и великолепный собирательный образ бюрократии, всего губернского города. В поступках и взглядах чиновников, в их образе жизни нет сколько-нибудь существенного различия. Таким образом, Гоголь создает групповой портрет людей, связанных между собой круговой порукой.

Когда раскрылась афера Чичикова, чиновники растерялись и все “вдруг отыскали в себе грехи”.

Отсюда их нерешительность: такой ли Чичиков человек, “которого нужно задержать и схватить как неблагонамеренного, или же он такой человек, который может сам схватить и задержать их всех как неблагонамеренных”. Трагикомичное положение, в котором оказались “хозяева города”, создалось в результате их преступной деятельности. Гоголь смеется, смеется зло и беспощадно. Люди, облеченные властью, помогают мошеннику в его грязных, преступных махинациях и боятся его.

Произвол и беззаконие творят не только власти губернского города, но и высшие чиновники, само правительство. “Повестью о капитане Копейкине” писатель коснулся и этой весьма опасной темы. Герой и инвалид Отечественной войны 1812 года капитан Копейкин отправляется в столицу просить помощи. Его поражает роскошь Петербурга, великолепие палат и холодное равнодушие сановника к судьбе инвалида. Настойчивые просьбы капитана о помощи не имели успеха.

Разгневанный вельможа выслал его из Петербурга.

Образом бездушного сановника, показанного в “Повести о капитане Копейкине” Гоголь завершает характеристику мира чиновников. Все они, начиная от Ивана Антоновича “кувшинное рыло”, мелкого чиновника губернского города, и кончая вельможей, раскрывают одно и то же: на страже законности стоят мошенники, бездушные люди.

Гоголь написал много произведений, в которых тема разоблачения взяточников, подхалимов, низкопоклонников стала центральной. Это поэма “Мертвые души”, в которой писатель высмеял общество помещиков-крепостников, чиновников-бюрократов; комедия “Ревизор”, повести “Нос” и “Шинель”, показывающие глупость людей, управляющих государством.

Социально-исторические черты присущи всем героям Гоголя. Существовавшая социальная действительность наложила глубокий отпечаток на характеры и взгляды людей того времени. Это можно показать на примере любого произведения Гоголя. Возьмем, например, “Мертвые души”.

В этом произведении выведена целая галерея моральных уродов, типажей, ставших нарицательными именами. Гоголь последовательно изображает помещиков, чиновников и главного героя поэмы дельца Чичикова. Остановимся подробнее на типах помещиков.

Все они являются эксплуататорами, высасывающими кровь из крепостных крестьян. Но пять портретов, выведенных в произведении, все-таки отличаются друг от друга. Всем им присущи не только социально-исторические, но и общечеловеческие черты и пороки. Например, Манилов.

Он не просто глупый мечтатель, ничего не делающий, не желающий трудиться. Все его занятия состоят из выколачивания пепла из трубок на подоконник или в беспочвенных прожектах о мосте через пруд, да о купеческих лавках, в которых будет продаваться всякая снедь для крестьян. Образ Манилова является находкой Гоголя.

В русской литературе он найдет продолжение в творчестве Гончарова. Кстати, как образ Манилова, так и образ Обломова стал нарицательным.

В другой главе появляется “дубинноголовая” Коробочка. Но этот образ не так уж и однобок, как принято писать о нем в критике. Настасья Петровна женщина добрая, гостеприимная (ведь Чичиков попадает к ней ночью, сбившись с дороги), хлебосольная.

Она не так тупа, как принято о ней думать. Вся ее “тупость” проистекает оттого, что она боится продешевить, продать “мертвые души” себе в убыток. Она скорее морочит Чичикова.

Но тот факт, что она практически и не удивляется предложению Чичикова, говорит о ее беспринципности, а не о тупости.

Говоря о помещиках, нельзя не вспомнить еще одну черту, порожденную строем, это жажда накопительства, наживы и глубокая рассчетливость во всех предпринимаемых делах. Таков Собакевич. Это человек, бесспорно, хитрый и умный, ведь он первый из помещиков понял, зачем Чичиков скупает мертвые души. Понял и надул, подсунув в списки умерших крестьян женское имя Елизавета Воробей, которое он написал через “ер”.

Но жажда накопительства приводит к своей абсолютной противоположности к нищете. Мы это видим в Плюшкине, вечном образе Скупого. Плюшкин превратился в животное, утратил даже свой пол (Чичиков даже принимает его за женщину), стал “прорехой на человечестве”.

Бюрократизм и самодержавие способствуют появлению в России дельцов, подобных Чичикову, готовых идти к своей цели по головам других, более слабых людей, идти к цели, расталкивая других локтями. Подтверждением этому служит история жизни Чичикова: сначала он “надул” своего учителя, потом повытчика, затем своего товарища-таможенника. Здесь Гоголь показывает, что страсть наживы убивает в человеке все человеческое, растлевает его, омертвляет его душу.

В произведениях Гоголя, как мы видим, показаны не только социально-исторические типы людей, но и общечеловеческие пороки: пустота, глупость, жадность, стремление к наживе. Герои Гоголя бессмертны, потому что бессмертны человеческие пороки.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Сатира на поместное и бюрократическое дворянство, как основа “Мертвых душ”