Неуловимая партия Чичикова в симфонии “Мертвых душ”



В поэме Гоголя “Мертвые души” тема народа занимает одно из ведущих мест. Во времена Гоголя Россией правили помещики и чиновники, “угодливые невольники власти и безжалостные тираны своих рабов, пьющие жизнь и кровь народа” (по меткому определению Герцена). Автор показывает безотрадную картину жизни крепостного крестьянства.

Помещики безжалостно эксплуатируют их, относятся к ним, как к своим рабам, могут покупать и продавать их, как вещи. “Дубиноголовая” Коробочка, боясь продешевить при продаже мертвых душ, сетует гостю:

“…

Никогда еще не случалось мне продавать покойников. Живых-то я уступила, вот и третьего года протопопу двух девок, по сту рублей каждую…”. Крестьяне обязаны выполнять все прихоти своих господ.

Перед сном Коробочка спрашивает у Чичикова: “Может, ты привык, отец мой, чтобы кто-нибудь почесал на ночь пятки? Покойник мой без этого никак не засыпал”. “Широта натуры” Ноздрева губительно отзывается, прежде всего, на крепостных.

Труд их обесценен. Все, что выращено трудом и потом крестьян и продано на ярмарке “по самой выгоднейшей цене”, помещик спустил за несколько дней. С гордостью

говорит об этом Чичикову: “Поздравь: продулся в пух!” Ужасающую картину жизни и непосильного труда народа, его терпения и мужества, вспышек протеста, представляет автор во время размышления Чичикова над списком приобретенных им мертвых душ. Читая имена крестьян, герой, вздохнувши, произнес: “Батюшки мои, сколько вас здесь напичкано!

Что вы, сердечные мои, поделывали на веку своем? Как перебивались?

” Привлекает внимание образ плотника Степана Пробки, наделенного богатырской силой, который, вероятно, исходил все губернии с топором за поясом. Не менее интересен образ сапожника Максима Телятникова, обучавшегося у немца и не сумевшего организовать собственного дела. Видно, спился, валялся пьяным на улице, приговаривая: “Нет, плохо на свете!

Нет житья русскому человеку, все немцы мешают”. Григорий Доезжай-недоедешь промышлял извозом, отрекся от дому и отдал душу богу где-нибудь на дороге. В душе закрепощенного народа живет стремление к свободе.

В имении Плюшкина крестьяне, доведенные до крайней степени нищеты, “мрут, как мухи”, бегут от помещика. Рассматривая список беглых, Чичиков заключает: “Вы хоть и в живых еще, а что в вас толку! То же, что и мертвые… по тюрьмам ли сидите или пристали к другим господам и пашете землю?

” Дворовый Плюшкина Попов предпочитает жизнь в тюрьмах возвращению в имение своего барина. Абакум Фыров ушел в бурлаки и тянет лямку под заунывную песню. Гоголь рассказывает и о случаях массового возмущения крестьян против своих угнетателей.

Это ярко показано в эпизодах убийства заседателя Дробяжкина. Вместе с тем Гоголь видит и могучую силу народа, придавленную, но не убитую крепостным правом.

Она проявляется в талантливости, в трудолюбии, энергии русского человека, в его способности не падать духом при любых обстоятельствах. Обсуждая переселение в Херсонскую губернию крестьян, купленных Чичиковым, чиновники говорят: “Русский человек способен ко всему и привыкает ко всякому климату. Пошли его хоть в Камчатку, да дай только теплые рукавицы, он похлопает руками, топор в руки, и пошел рубить себе новую избу”.

В одном из лирических отступлений Гоголь говорит о меткости, выразительности русского слова, о “живом и бойком русском уме”. Гоголь в своей поэме показал Русь с ее трудолюбивым и стойким народом, в котором сокрыты неисчерпаемые силы, и выразил веру в светлое будущее народа и, родины.

Павел Иванович Чичиков по своему социальному происхождению отличается от круга помещиков, представленных в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”. Это человек с трудным характером, человек новой, буржуазной формации, приобретатель-хищник, скупающий мертвые души. Гоголь создает очень расплывчатый образ человека ничем не примечательной внешности: встретишь такого на улице и не запомнишь – во всем умеренность и середина, безличность, совершенно исключающая настоящие человеческие страсти, движение души и оставляющая простор для служения “копейке”: “не красавец, но и не дурной наружности”, “ни слишком толст, ни слишком тонок”, “нельзя сказать, чтобы стар, однако же и не так, чтобы слишком молод”, “человек средних лет”, “чин не слишком большой и не слишком малый”.

Гоголь отмечает “темное и скромное происхождение” Чичикова.

Его отец из захудалых дворян. Тусклое, грустное детство протекало в “маленькой горенке с маленькими окнами”, которые не открывались ни зимой, ни летом. Суровый отец обучал его грамоте.

Судьба наделила Чичикова неслыханной энергией и упорством.

Когда он пустился в самостоятельное плавание по жизни, его натура развернулась во всю ширь. Находясь на службе в казенной палате, он жестоко обманул старого повытчика – переступил через трудный нравственный порог и убедился в том, что успех в жизни может быть достигнут тем быстрее, чем свободнее человек от сковывающих его принципов морали, чести, порядочности.

Чичиков окончательно убедился в том, что эти принципы мешают и вредят тем, кто твердо решил отвоевать место под солнцем. После того как новый начальник его невзлюбил, пришлось герою начинать жизнь снова: сколько было затрачено энергии и сил, и все впустую! После катастрофы в комиссии Чичиков решился “снова начать карьеру”.

Переехал в новый город, сменил несколько должностей, которые показались ему какими-то грязными и низменными. “Громада бедствий”, постоянно обрушивающаяся на Чичикова, должна была усмирить и остудить его пыл, но не такой был нрав у Павла Ивановича.

Каждое новое испытание было страшнее предшествующего, но его сердце закалялось, воля твердела, и он не мог заставить себя отказаться от новых попыток испытать судьбу. Приобретательство – символ времени, и образ Чичикова нес в себе заряд огромной обличительной силы.

Отчаявшись сделать служебную карьеру, Чичиков решил коренным образом изменить свою жизнь: стать помещиком. В эпопее с “мертвыми душами” наиболее ярко раскрывается дьявольская энергия, изобретательность и характер этого дельца. О служебной карьере Чичиков никогда не мечтал, служба его привлекала только как средство обогащения.

Восхищение его вызывали не люди, обладающие высоким чином, а люди, обладающие капиталом. Впервые в русской литературе была показана психология и философия денежного человека, “миллионщика”. Это был новый тип человека в России, вызывавший огромнейший интерес и любопытство.

Настоящим хозяином жизни становится капитал: он бесцеремонно вторгается в светские гостиные и все больше оттесняет в различных областях общественной жизни дворянскую аристократию. Чичиков в совершенстве постиг “великую науку нравиться”.

На всех чиновников губернского города он произвел неотразимое впечатление, причем каждый в нем открывал свое. Губернатору он показался благонамеренным человеком, прокурору – дельным, жандармскому полковнику – ученым, председателю палаты – почтенным, полицмейстеру – любезным. Чичиков обладает такими чертами характера, которых нет в людях поместной России, – энергией, волей.

Чичиковы противопоставлены маниловым и Плюшкиным.

С гениальной художественной прозорливостью Гоголь показал не только разложение феодально-крепостнического строя, но и ту страшную угрозу, которую нес народу мир Чичиковых, – мир капиталистического хищничества. Силу, которая принесет спасение России, Гоголь не видел и свои тревожные раздумья воплотил в поэтическом образе “птицы-тройки”, которая несется неизвестно куда: “Русь, куда же несешься ты? Дай ответ…

Не дает ответа!

” В “Мертвых душах” Гоголь отразил тревогу передовых сил русского общества за исторические судьбы своей страны и народа. Образ Чичикова – огромное открытие в русской литературе. Сила Чичиковых в том, что их много, что чичиковщина проникла в души широких кругов и что еще шире круг людей, испытывающих “нежное расположение к подлости” при виде “миллионщика”.

Сила Чичиковых угрожает сменить мир мертвой пошлости миром возрастающей пошлости. Мертвые души пошлого мира – растратчики человеческого достоинства. Чичиков растет как “приобретатель, хозяин”, растет безнаказанно, при явном одобрении его “приобретений” и при тайной зависти к его силе.

Гоголь видит, что чичиковщина широко проникает в общество и несет с собой полное истребление человечности в самом широком и глубоком смысле этого слова. Мир чичиковщины составляет самый низкий, самый пошлый круг Руси и заслуживает самого беспощадного сатирического отношения. Чернышевский называл Гоголя “величайшим из русских писателей” и считал необходимым “приписать исключительно Гоголю заслугу прочного введения в русскую изящную литературу сатирического или, как справедливее будет назвать его, критического направления”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Неуловимая партия Чичикова в симфонии “Мертвых душ”