Повесть Бенито Серено (Мелвилл Герман)



“Рассказам на веранде” (в этот сборник, как уже сказано, вошли “Бенито Серено”, “Писец Бартлби” и “Энкантадас”) Мелвилл предпослал аллегорическую новеллу-введение под заглавием “Веранда”. Герой новеллы рассказывает о старом фермерском доме в долине, в котором он поселился, и пристроенной им, глядящей на горы веранде – любимейшем месте его одиноких философических размышлений. С веранды открывается вид на манящий своей красотой некий замок в горах, и рассказчик предпринимает к нему путешествие.

Достигнув

цели, он видит ветхую хижину, где живет в одиночестве и беспрестанном труде бедная девушка. Посвящая гостя в скромные мелочи своей безрадостной жизни, Марианна упоминает о таинственном беломраморном доме, видном из окна ее хижины, где, как ей кажется, живут безмятежно счастливые люди. Пораженный гость понимает, что она ведет речь о его доме в долине.

Видимая внешность, тем более наблюдаемая мечтательным, склонным к идеализации взглядом, может в удивительной степени не соответствовать истинному содержанию явлений. Эта мысль, многократно и разнообразно варьируемая, имеет большое значение для последних книг

Мелвилла.

Капитан Делано, рассказчик в “Бенито Серено”, возвращающийся на своей шхуне “Холостяцкая услада” с котикобойного промысла, встречает у южного побережья Чили испанский корабль “Сан-Доминик”. Это торговое судно, везущее партию “живого товара”, негров-рабов, по словам его капитана Бенито Серено, бедствует после длительных бурь и людских потерь от цинги. Верный морскому обычаю, капитан Делано готов оказать помощь “Сан-Доминику” и привести его в порт.

В действительности на борту “Сан-Доминика” происходит совсем иное. Негры-рабы восстали, перебили часть белых, а остальных заставляют вести судно к берегам Африки, в Сенегал. А негр Бабо, слуга Бенито Серено, изумивший капитана Делано своей безграничной преданностью (он ни на миг не покидает своего господина), – на самом деле хитроумный и беспощадный вождь восставших рабов, задумавший захватить и шхуну капитана Делано,

Ни доведенный угрозами до полной прострации Бенито Серено, ни опасающиеся расправы матросы-испаицы на борту “Сан-Доминика” не могут открыть капитану Делано истинное положение вещей, и действие протекает как фантастический маскарад – вплоть до кровавой развязки, когда маски спадают и американцы с “Холостяцкой услады” подавляют восстание негров.

До того весь ход повести определяется своеобразным ритмичным движением, как бы “полетом качелей”, когда капитан Делано от безмятежной уверенности, что на борту “Сан-Доминика” все обстоит так, как ему было сказано, переходит к сомнениям и растущей тревоге, чтобы затем вновь поддаться иллюзии.

Мучительное качание между видимостью и действительностью – одна из драматических тем этой повести Мелвилла. Главную тяжесть несет Бенито Серено; он изнемогает под бременем вынужденного молчания, и когда после всех событий обретает свободу, оказывается, что он смертельно надломлен.

В основе мелвилловского “Бенито Серено” лежит рассказ о реальных событиях, взятый из вышедших в США в начале столетия “Записок о странствиях и путешествиях” некоего бостонского моряка Амазы Делано. Известно, что Мелвилл любил писать по материалам фактического источника – записок о путешествиях, мемуаров (так написан “Израиль Поттер”). В письме к Готорну он говорит о возможности придать “костяку из действительных фактов”, “плоть, нервы и красоту”. Художественная разработка и выдающаяся “инструментовка” заимствованных мотивов у Мелвилла более чем оправдывают эти слова.

В “Бенито Серено” есть, однако, и изменения другого характера.

Обрисовывая личность Бенито Серено, Мелвилл как бы ставит перед собой самостоятельную художественно-психологическую задачу – показать, как концентрированное воздействие зла, страха, насилия, лжи разрушает внутренний мир человека, лишает его воли к жизни.

Имея в виду эту цель, Мелвилл коренным образом меняет характер испанского капитана. Исторический Бенито Серено коварен, жесток и настолько бесчестен, что пытается мошенническим путем уклониться от уплаты экипажу спасшего его американского судна причитающегося по закону вознаграждения.

У Мелвилла Бенито Серено идеализирован и предстает в ореоле тяжелой душевной муки.

При всем том I и это имеет решающее значение для оценки повести в целом – Мелвилл не нарушает основных социальных и моральных соотношений в рисуемой им картине восстания негров-рабов. Испанскому капитану-рабовладельцу, а в известной мере и американскому капитану, привыкшему считаться с рабовладением как с освященной законом и обычаем нормой, восставшие негры могут казаться исчадием ада и воплощением зла. Но на взгляд наблюдателя, не ослепленного классовым предрассудком рабовладельца, действия негров, при всей их жестокости, лишь естественны в борьбе раба за свободу, и стратегия их вождя Бабо, со всем ее хитроумным коварством, служит их цели – освобождению и возвращению на родину.

Надо напомнить, что Мелвилл писал свою повесть в 50-х годах, в канун назревавшей Гражданской войны в США, когда общая теми рабовладения, и в частности тема восстания негров-рабов, была в центре общественного внимания. Одна из функций вводимого в “Бенито Серено” документального материала – придать достоверность повествованию. Хотя действие повести отнесено к концу XVIII столетия, современники Мелвилла – да и более поздний читатель, подходящий исторически к теме, – не могли и не могут воспринимать “Бенито Серено” иначе как на фоне кровавых негритянских восстаний на юге США и ответных, еще более кровавых репрессий плантаторов.

Варварская жестокость и дикарская мстительность негра-раба и в глазах передового читателя-современника, и с точки зрения историка были прямым результатом векового бесчеловечия “просвещенного” рабовладельца.

С великолепной иронией Мелвилл рисует знаменательный эпизод, когда, тронутый видимой преданностью Бабо своему хозяину и не помышляя, что перед ним руководитель восстания, капитан Делано полушутливо просит Бенито Серено продать ему верного негра-слугу за полсотни дублонов.

В другом эпизоде, в каюте Бенито Серено, когда Бабо в роли раба-камердинера бреет своего господина (а фактически пленника), он с грозной насмешкой использует в качестве парикмахерского пеньюара испанский государственный флаг.

И уже в конце повести, после того как все было сказано о беспощадности Бабо, автор отдает должное его стоицизму перед лицом победивших врагов.

Источники:

    Мелвилл Г. Повести. Пер. с англ. Сост. и вступит, статья А. Старцева.

    М., “Худож. лит.”, 1977. 287 с.

    Аннотация: В книгу американского классика XIX века Германа Мелвилла входят четыре повести: “Писец Бартлби”, “Энкантадас, или Заколдованные острова”, “Бенито Серено”, “Билли Бадд, фор-марсовый матрос”. Во всех этих произведениях Мелвилл в характерной для него романтизированной форме затрагивает важнейшие социальные и моральные вопросы современной ему американской жизни.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Повесть Бенито Серено (Мелвилл Герман)