“Падение дома Ашеров”, художественный анализ новеллы Эдгара Аллана По

“Падение дома Ашеров” впервые увидело свет в 1839 году на страницах “Бартонского журнала для джентльменов”. Классический вид оно приобрело спустя год, после переработки для сборника “Гротески и арабески”.

По своему жанру “Падение дома Ашеров” относится к готической новелле: небольшому по объему литературному произведению с острым сюжетом и неожиданной развязкой, проходящим под знаком мрачной зловещей тайны.

Повествование ведется от лица автора-рассказчика – друга главного героя, больного маниакальной депрессией аристократа Родерика Ашера. Новелла открывается описанием местности, по которой едет автор, и его комментариями о чувствах, вызванных тем или иным видом (сразу скажем, что эти чувства сходны, меняется только их градация в сторону постоянного усиления душевной тяжести героя).

Художественное пространство постепенно сжимается, увлекая читателя в бесконечный круговорот ужаса: окружающая дом Ашеров безотрадная и неприветливая местность сменяется заглядыванием автора в расположенное рядом с домом черное озеро, после чего героя затягивает внутрь древнее каменное строение, покрытое снаружи лишайником, плесенью и свисающими с карнизов клочьями паутины. Прежде чем зайти в дом автор отмечает, что сам воздух над замком и всей округой был особенным – “свинцово-серым”, наполненным “едва различимыми, тлетворными таинственными испарениями”. Классическая атрибутика готического романа встречает нас и внутри дома Ашеров, состоящего из “бесконечных темных запутанных переходов” и “готических сводов”, ведущих в центр местного ужаса – комнату безумного аристократа Родерика Ашера.

Последняя описывается как “высокая и просторная”, но с “черным дубовым полом”, “темными драпировками на стенах” и “узкими стрельчатыми окнами”, сквозь витражи которых растекаются “красноватые отсветы дня”.

Черный и красный цвет интерьера соседствует в новелле с “восковой”, “мертвенной” бледностью” Родерика Ашера. Черный цвет – символ ночи, мрака, ужаса, смерти; красный – безумия, трагедии, крови, лихорадочно горящей жизни; белый – смерти, болезни, страдания (в данном контексте). Сочетание черного и красного цвета наталкивает на мысль о похоронах. Все выше перечисленные цвета характеризуются сильным энергетическим потенциалом и, соединяясь в рамках одного художественного пространства, свидетельствуют о его внутреннем энергетическом перенапряжении.

Последнее, безусловно, присуще главного герою новеллы – Родерику Ашеру, поющему погребальные песни, рисующему мрачные картины и считающему себя единым целым с окружающей его обстановкой.

Мрачная символика вырождения рода Ашеров находит себя в едва видимой трещине, зигзагом проходящей по фасаду замка. Мы видим ее глазами автора в начале новеллы в реальном ракурсе обветшания здания. В конце произведения трещина приобретает сюрреалистический вид: впавший в животный ужас рассказчик наблюдает ее быстрое расширение, приводящее к обрушению дома Ашеров.

Читателю не дано знать, рухнул ли замок на самом деле, но появление на авансцене багрово-красной полной луны, свирепого порыва урагана и погружения обломков здания в глубокие воды черного озера наводит на мысль, что все это только показалось испуганному герою, чей рассудок не выдержал каждодневного напряжения и сдался перед лицом самого реального преступления.

Таинственная болезнь сестры Родерика Ашера – леди Мэдилейн, на деле оказывается ничем иным как летаргией: состоянием ужасным, но далеким от мистики. Чувствующий приближение конца рода Родерик Ашер в своих страхах тоже, как ни странно, опирается на реальные вещи: социально-историческую обстановку в США конца XVIII века (приобретение страной независимости и лишение социальной значимости древних аристократических родов), отсутствие в семье детей – продолжателей рода, неумение найти себе действенное занятие, которое отвлекало бы от мрачных мыслей о собственной никчемности. Зная за леди Мэдилейн склонность к летаргическим состояниям, Родерик отказывается погребать ее по христианским канонам, но ничего не делает и для спасения сестры, когда понимает, что она пришла в себя в одном из подземелий замка.

Появление “ожившей девушки” становится для Ашера живым воплощением его самого главного страха – страха перед страхом смерти и перед страхом жизни.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Падение дома Ашеров”, художественный анализ новеллы Эдгара Аллана По