Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина (Первый вариант)

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

А. С. Пушкин

Философское осмысление собственного предназначения было присуще Пушкину на всем протяжении его творческого пути.

Первой поэтической декларацией Пушкина стало стихотворение “Разговор книгопродавца с поэтом”. Здесь он показывает столкновение поэта-романтика с миром практической пользы. Поэт защищает свободу творчества от социального заказа и материальных интересов, он не заботится о практическом применении своих стихов. По-другому решает Пушкин вопрос об общественном звучании поэзии в стихотворении “Пророк”, написанном позже.

По теме оно близко библейским сказаниям (книге пророка Исайи). Само сравнение поэта с пророком не было новым в русской поэзии начала XIX века. Но в стихотворении Пушкина оно сохраняет свежесть и искренность собственного убеждения. Поэт верил в человеческое и общественное призвание художника:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моейИ, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей.

Пушкин обращается к церковнославянскому языку, от которого прежде отказывался. Здесь речь поэта высока и изысканно архаична. Устаревшие слова (“виждь”, “внемли”) придают стихотворению лаконичность и силу. Особенность “Пророка” – поэт открыто говорит о том, что “призвание”, преображение связано с мукой, что плата за дар тяжела и страшна:

И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул.

В 1827 году Пушкин написал стихотворение “Поэт”. Здесь творец изображен не только в момент творчества, но и в минуты обыденной жизни:

Пока не требует поэтаК священной жертве Аполлон, В заботах суетного светаОн малодушно погружен…

Но душа поэта волшебно преображается, когда он видит что-то затрагивающее воображение, мысли и чувства (“божественный глагол” следует понимать иносказательно):

Но лишь божественный глаголДо слуха чуткого коснется, Душа поэта встрепенется, Как пробудившийся орел.

Это – авторская исповедь, которая приобретает философское звучание. Пушкин говорит о себе – об одном из нас, человеке из толпы, живущем одной жизнью с нами. И никто до поры до времени не знает, какая глубокая работа происходит в его душе.

Художник – человек, и ничто человеческое ему не чуждо.

Но каковы его взаимоотношения с возможными читателями, с публикой, с толпой? Это – тема стихотворения “Поэт и толпа” (1828), построенного как диалог между поэтом и окружающими его людьми. Как поэт должен служить общей пользе?

Неужели прямыми призывами? Чернь пеняет поэту:

Нет, если ты небес избранник, Свой дар, божественный посланник, Во благо нам употребляй:Сердца собратьев исправляй.

Но Пушкин говорит о другом, более высоком понимании пользы. Поэзия – высшее, свободное, никому, кроме Бога, не подвластное служение человеческому духу. У поэта – высокие и верные цели: он рожден “для вдохновенья, для звуков сладких и молитв”.

Чудо поэтического слова скорее способно разбудить чью-то душу, чем лозунг, пусть даже – рифмованный.

Поэт выше власти и выше толпы не потому, что он ее презирает. Нет, просто у искусства свои законы, и только им подчиняется художник, когда пытается влиять на мир. Это стало особенно ясно после поражения восстания декабристов, когда наступила эпоха безвременья, смятения умов. В 1827 году Пушкин пишет стихотворение “Арион”, в котором говорит о своих друзьях, вставших на борьбу с произволом, о верности идеалам поколения:

Погиб и кормчий, и пловец! – Лишь я, таинственный певец, На берег выброшен грозою, Я гимны прежние пою…

Трагическое ощущение жизни и истории, неподвластность поэта суду современников становятся темой стихотворения “Памятник”. Это – поэтическое завещание Пушкина, своеобразный итог его творчества. Оно связано с одой римского поэта Горация “К Мельпомене”. Здесь Пушкин еще раз говорит о ценности и смысле поэзии.

Предназначение искусства – пробуждать в современниках “чувства добрые”, быть на стороне обездоленных и обиженных и не бояться открыто выступить против власти. При этом в последних строках Пушкин подчеркивает, что поэт должен не идти за толпой, прислушиваясь к ее мнению, а быть впереди, вести за собой людей, не соблазняясь сиюминутной славой, не боясь хулы:

Веленью божию, о муза, будь послушна, Обиды не страшась, не требуя венца, Хвалу и клевету приемли равнодушноИ не оспоривай глупца.

Пушкин служил народу всей своей жизнью, всем своим творчеством, именно поэтому он был и остается первым поэтом России.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина (Первый вариант)