Стихотворение Ф. И. Тютчева “Есть в осени первоначальной…” (Восприятие, истолкование, оценка)

Ф. И. Тютчев – мастер пейзажной лирики. Его стихи – это меткие, красочные, образные зарисовки природы в разные времена года. Это стихи человека, который не просто воспринимал окружающий мир “с помощью пяти органов чувств”, но и старался разглядеть скрытую тайну природы, пытался сопоставить конкретно-зримые приметы внешнего мира и их отражения в человеческой душе.
Одно из известных пейзажных стихотворений поэта “Есть в осени первоначальной…” датируется 22 августа 1857 года. Это небольшая, но очень полная и яркая картина осеннего дня.
Пору, описанная поэтом, в народе обычно называют “бабьим летом”. Осень только начинает вступать в свои права, сменяя лето. Эпитет “первоначальная” помогает ощутить, увидеть зарождение нового времени года. В этом сложном прилагательном два корня, которые дополняют друг друга по значению.

К сожалению, эта пора “короткая”. Однако, эпитет “дивная”, а также противопоставление “но” доказывают, что, несмотря на быстротечность, это время может подарить человеку множество восхитительных впечатлений.
Каждое время суток осенью по-своему прекрасно. День назван “хрустальным”, этот эпитет играет большую роль для воссоздания картины. Хрустальный – состоящий из хрусталя, то есть обладающий красивым блеском и игрой света.

С другой стороны, хрустальный – это чистый, прозрачный. Эпитет совмещает в себе оба значения, кроме того, наполняет всю первую строфу звоном и создает ощущение хрупкости, непрочности. Кажется, что все вокруг наполнено солнечными бликами, слепящими глаза.

Так хочется сохранить эту недолговечную красоту!
Наступающий вечер рождает новую характеристику: “лучезарны”. Закатное солнце придает пейзажу сияние и разливает вокруг теплый и уютный свет.
Известно, что в лирике Тютчева человек и природа едины. Изменения в природе, конечно же, отражаются в душе человека. Недаром во второй строфе появляется образ поля, ведь это священное место для русского человека.

Летом ему отдается много сил, а осенью оно отдыхает. Поэтому и человек может перевести дух, оглядеться вокруг и, возможно, подметить что-то такое, чего не замечал во время жаркой деревенской страды. Борозда названа “праздной”, она отдыхает, будто человек, выполнив свою работу.
Используется метонимия “серп гулял”. Серп – трудовой инструмент крестьянина, на него переносятся все свойства труженика. Он “бодрый”, то есть полный сил, деятельности и энергии.

Еще одна метонимия в этой строфе – “падал колос”.
Но оживление летних дней минуло, “теперь уж пусто все”. По своему значению слово “пусто” несколько отрицательно. Пустой – это ничем не заполненный, лишенный содержимого.

Однако, в стихотворении оно интерпретируется несколько иначе, появляется слово “простор”. “Везде” видится свободное, обширное, пространство и раздолье. Но в этом пространстве подмечается столь малая частица мироздания – “паутины тонкий волос”. Такое, казалось бы, будничное, некрасивое явление приобретает блеск, сияние, наполняется светом.

Кажется, что эта сверкающая паутина – связующая нить между землей и небом, между летом и осенью.
В третьей строфе все настойчивее звучит напоминание о неминуемом приходе зимы. Воздух “пустеет”, пространство лишается звуковой наполненности, так как “птиц не слышно”. Однако, это не страшная, холодящая тишина, это тишина, несущая покой и умиротворение.

Природа постепенно, медленно приближается к печальной поре увяданья. Но у нас еще есть время насладится разлитой вокруг гармонией, время “первых зимних бурь” еще не пришло. Наверное, для того и существует это время в природе, чтобы отдохнуть, восстановить душевный покой, насладиться последним, но щедрым и прекрасным светом.
Мягкость, умиротворение подчеркивает слово “лазурь”. Лазурный – это нежно – голубой. Летом воздух насыщенно – синий, горячий.

Зимой тоже ярко-голубой, слепящий. А сейчас, в начале осени, воздух – чистая и теплая лазурь. Этот волшебный свет “льется” с небес, то есть распространяется повсюду, разливается, струится.
Для того чтобы определить неторопливость этих превосходных дней, поэт использует не только лексические средства, но и синтаксические. Все стихотворение состоит из трех предложений, два из которых заканчиваются многоточием, что говорит о недоговоренности, какой-то медлительности. Этим удается пробудить “воображение” читателя и заставить его “дорисовать” то, что только намечено в поэтическом образе.

Длинные фразы делают стихотворения неторопливым, помогают передать безмятежность в природе, отсутствие суеты.
Стихотворение написано ямбом, однако количество стоп в каждой строке меняется. Перекрестная рифма в последней строфе сменяется опоясывающей, мужские рифмы чередуются с женскими. Все это создает ощущение некоторой порывистости и дополняет впечатление непостоянности расплесканной вокруг красоты.
Сколь счастлив должен быть человек, умеющий восторгаться тем, что его окружает! Стихотворение навевает множество всевозможных ассоциаций. Каждый читатель представляет себе собственную картину красоты окружающей природы.

Тютчев не изображает каких-то неземных, диковинных красот, он изображает только то, что видел, и не однажды, всякий человек.
В самом обычном поэт учит видеть чудесное и волшебное. Но в каждом его слове звучит его нежность, такая любовь к природе, что его стихи понятны любому из нас. Недаром Н. А. Некрасов относил Тютчева “к русским первостепенным поэтическим талантам”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Стихотворение Ф. И. Тютчева “Есть в осени первоначальной…” (Восприятие, истолкование, оценка)