“Подводное течение” пьесы “Вишневый сад”



Особая природа конфликта в “Вишневом саде” потребовала от Чехова новых приемов организации сценического действия. Непривязанность действия драмы к событию обусловила зависимость иного рода – зависимость от настроения, не мотивированного логикой причинно-следственных отношений.

“Сюжет настроения” “Вишневого сада” строится как ассоциативный ряд “подробностей чувств” персонажей, раскрывающих суть человеческого общения. Чехова интересуют переживания героя, не декларируемые в монологах (“Чувствуют не то,

что говорят” – К. С. Станиславский), но проявляющиеся в “случайных” репликах и уходящие в подтекст – “подводное течение” пьесы, что предполагает разрыв между прямым значением реплики, диалога, ремарки и смыслом, который они обретают в контексте.

Действующие лица в пьесе Чехова, по сути, бездействуют. Динамическую напряженность “создает мучительная несовершаемость” действий, поступков. В подтекст ушли важнейшие психологические характеристики образов.

Один из хозяев вишневого сада, Гаев, болтлив, беспечен, легкомыслен. Аура тончайшего юмора и щемящей грусти окружает этот образ,

который раскрывается преимущественно в пространных монологах и репликах “невпопад”:

“Любовь Андреевна. …Я все жду чего-то, как будто над нами должен обвалиться дом. Гаев (в глубоком раздумье). Дуплет в угол… Круазе в середину…

Любовь Андреевна. Уж очень много мы грешили… Лопахин.

Какие у вас грехи… Гае в (кладет в рот леденец). Говорят, что я все свое состояние проел на леденцах… (Смеется.)”

Лейтмотивная ремарка “кладет в рот леденец” приобретает в звучании основной темы пьесы трагикомический оттенок, выявляя конфликтную природу персонажа.

Герои “Вишневого сада” погружены в сферу чувств, о которых чаще всего они прямо говорить не могут. В этой пьесе Чехова “пять пудов любви” “Чайки” упрятаны в подтекст.

На поверхности – история несостоявшегося брака Вари и Лопахина. На протяжении всей пьесы замужество Вари обсуждается как почти решенное дело: “Варя выходит за него замуж, это Варин женишок” (Гаев); “…Хочешь – выходи за Лопахина, он хороший, интересный человек. Не хочешь – не выходи; тебя, дуся, никто не неволит…” (Раневская).

Категоричность реплик в ситуации молчания Лопахина выявляет не только душевную нечуткость Гаева и Раневской, но и психологический комплекс Лопахина.

Диалог персонажей во втором действии после появления Прохожего построен на несовпадении прямого и подразумеваемого значений реплик, обнажающем психологическую природу происходящего:

“Варя (испуганная). Я уйду… я уйду… Ах, мамочка, дома людям есть нечего, а вы ему отдали золотой.

Любовь Андреевна. Что ж со мной, глупой, делать! Я тебе дома отдам все, что у меня есть.

Ермолай Алексеич, дадите мне еще взаймы!.. Лопахин. Слушаю. Любовь Андреевна.

Пойдемте, господа, пора. А тут, Варя, мы тебя совсем просватали, поздравляю. Варя (сквозь слезы).

Этим, мама, шутить нельзя. Лопахин. Охмелия, иди в монастырь… Гаев.

А у меня руки дрожат: давно не играл на биллиарде. Лопахин. Охмелия, о нимфа, помяни меня в твоих молитвах!

Любовь Андреевна. Идемте, господа. Скоро ужинать. Варя.

Напугал он меня. Сердце так и стучит. Лопахин. Напоминаю вам, господа: двадцать второго августа будет продаваться вишневый сад.

Думайте об этом!.. Думайте!..”

“Слушаю” Лопахина не только выражает согласие исполнить просьбу Раневской. Оно обнаруживает его внутренние сомнения. Неожиданное упоминание имени шекспировской героини открывает иную перспективу образа Лопахина: провинциальный “Гамлет” решает “быть или не быть?” Из подтекста уже ясно: “Варе никогда не быть женой Лопахина”.

И совсем немного остается до “быть” новому хозяину вишневого сада. Заключительная реплика Лопахина, внешне не связанная с предшествующими словами Вари, звучит как последнее предупреждение, почти угроза: “…Думайте!..” В сущности, все уже решено: в следующем своем появлении (в третьем действии пьесы) этот персонаж предстанет уже в, качестве хозяина вишневого сада.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Подводное течение” пьесы “Вишневый сад”