Разновидность синкретизма малой прозы Марка Вовчка



Безусловно, произведения писателя близки к фольклору, в частности, к жанру сказки, имея характерные вступления и эпилоги. Но самые смелые исследователи идут еще дальше в своих выводах, в частности, О. Белецкий назвал его рассказ лиро-эпическими поэмами в прозе, считая, что “песня направляет интонацию, от песни идут элементы пейзажей” “Народных рассказов”, к нему присоединяется и О. И. Гончар, считая, что песня дает произведениям Марка Вовчка “композиционную концентрованность и стилистическую бережливость, упругость сюжетов”,

то есть на его творчество влияют эпические, лирические, лиро-эпические жанры.

О. Дорошкевич называет рассказ Марка Вовчка народной литературной формой, “построенной на стиле русского песенного фольклора”, потому и предлагает разделение на рассказ сказочно фантастического типу (“Чары”, “Максим Гримач”, “Свекровь”), рассказ ярко реалистичного типа (“Сестра”, “Казачка”, “Одарка”), не те, что связаны с фольклором непосредственно. Неожиданным является обобщение научного работника, что общий тип малой прозы писательницы – поэтическое литературное произведение, например,

в основу рассказа “Свекровь” положены многочисленные баллады с соответствующим тематическим мотивом, в том числе “Должна была иметь сына”. Обобщает эту тенденцию Н. Л. Калениченко, утверждая, что рассказы Марка Вовчка написаны “на основе народных легенд, песен, сказок”.

Да, “Сон” Марка Вовчка написан в духе народных песен и поверьев об осуществлении девичьей мечты о семейном счастье, идеале женщины-крестьянки. Рядом с этим фольклорные жанры взаимодействуют с традиционно литературными, так, подмечено, что писатель пользуется идиллическим принципом картинности, вкрапливая в текст живописные картины, иногда используя идиллические начала и для контраста с трагическими окончаниями (“Чумак”). Марко Волчек овладевает и более новыми жанрами, в частности, произведения-“доли”, произведения – “биографии”, этюды, эскизы (“Чумак”, “Горпина”), в которых прослеживается тенденция именно отхода от бытового описания.

Обновление письма требует и совершенной формы, и справедливо П. Кулиш замечает, что “у Марка Вовчка. каждый рассказ от начала до конца гармоничен во всех частях и в самих пустяках художественное творение”.

Однако именно на жанровую модель произведений Марка Вовчка П. Кулиш пытался повлиять, стремясь приблизить жанр его рассказов к фольклорной новелле, но, как обнаруживают исследователи, “существенных изменений, печати мастера на ученических попытках нет”. Важнейшим начальным критерием является способ нарации, поскольку писатель, прогрессируя в художественных приемах, “рассказ ведет от первого лица, хранит, как и раньше, форму устного рассказа; его портреты сделаны условно, средствами народнопоэтического высказывания”.

Можно считать это не изъяном, а индивидуальной чертой письма автора, – “личность автора совсем исчезает в рассказах: вы видите перед собой народ, слышите народ, знаете, как он живет, понимаете, как он чувствует”. В действительности, рассказчик Марка Вовчка не столько собственно художественный, сколько психологический прием, композиционно значимый, ведь “рассказ идет от тех лиц, которые на собственном опыте пережили события, которые создают сюжет рассказа. Чаще всего пересказчиком выступает женщина-крестьянка, которая начинает свой рассказ просто, как начинают народную сказку”. То есть и источником нарации является фольклорное сознание, проработанное автором.

Иногда в рассказах типа повести писатель отказывается от пересказчика (“Чары”, “Казачка”), но оратор незримо присутствует через эмфатический элемент в произведении. Присутствуют в отдельных и признаки новеллистического построения, в частности, новеллистический способ типизации (“Горпина”, “Ледащица”), в то же время наблюдаем и балладный элемент, ведь баллада по напряженности действия и силе эмоций близка к новелле. Жанр проявляет себя через “стиль ее – объективный, легкий, искренний, разговорный – предоставлял им литературную силу.

Это был не памфлет, а художественное произведение, в котором впервые в украинской прозе человек и его психология были показаны большим планом”.

Таким являются и “Чары”, в основе которого украинские песни, сказки, поверья, но по жанру оно, прежде всего, напоминает народную легенду. Произведению присущее стройное гармоничное сюжетное построение, логическое разворачивание событий, многочисленные фольклорные мотивы: дорога к волшебнице, превращение девушек в птичек, распространенный в мировой литературе мотив принуждения к убийству обманом. Из психологических приемов первоначальным является внушение – предчувствие беды вызывается подозрительным поведением Химы, ее назойливыми вопросами. Нарративная ситуация в произведении характерна для прозы Марка Вовчка (рассказ бабушки), однако диалоги чрезвычайно красноречивы.

Эпицентром эмоциональной напряженности произведения является песенный диалог Тимофея и Химы, где сфокусирована песенная поэтика, присущая малой прозе Марка Вовчка, не только мелодичность, ритмичность, но и соответствующее синтаксическое строение, стойкие обороты вещания, тропы и тому подобное. Соответственно, “Чары” можно считать лирической новеллой-легендой.

Сложнее зпо структуре рассказа “Одарка”, в котором трагедия обесчещенной крестьянской девушки приобрела еще более драматичное звучание. Произведение построено на нескольких явных и скрытых противопоставлениях – на контрасте образов господина и Одарки, собственно, непрямом, полускрытом – уродливый – красивая, одного боятся, вторая веселит всех, с кем сталкивается, контраст отношения двора к горю девушки, считая ее судьбу едва ли не нормой, контраст трагического финала и красоты природы. Пересказчик традиционен для писательницы – тетя Одарки, которая переживает за любимую племянницу, наблюдает, как несовершеннолетняя девочка проходит все круги ада, терпит муки бесчестия, издевательства, физические и моральные пытки. Произведение насыщено диалогами, которые оттеняют взволнованность вещания оратора, индивидуализируют психологические портреты образов-персонажей.

Текст не перегружен художественными средствами, выделен национально окрашенный микрообраз “вишни, черешни, мака” как символ родины, особенно акцентирован образ вишневого цвета, что сопровождает Одарку на смертном лоне. Собственно, “Одарка” – социально – психологический рассказ с трагедийной расцветкой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Разновидность синкретизма малой прозы Марка Вовчка