Обрисовка характера образа Подколесина в комедии “Женитьба”



Обрисовка жизненного прозаизма в комедии тесно связана с темой косности сознания, быта. Внутреннюю “застойность” мы ощущаем во всех основных образах пьесы. Но с особой выразительностью она предстает в Подколесине.

Углубление первоначального замысла “Женихов”, включение в комедию образа Подколесина помогало раскрытию консерватизма мышления, жизненного поведения.

Изображение “меркантильности”, растущего влияния буржуазных отношений в определенной мере сближает “Женитьбу” с петербургскими повестями. В этом смысле характерно то, что действие комедии Гоголь перенес из помещичье-усадебной среды в Петербург, в среду чиновничества и купечества. Однако в сравнении с петербургскими повестями действительность раскрывалась здесь с новой стороны: рисуя “упрощенность” человеческих отношений, писатель показывал слияние косности и стяжательства. Начальные сцены пьесы являются своеобразным введением в тот круг отношений, который составляет объект изображения в “Женитьбе”.

Подколесин погружен в приготовления к “решающему шагу”

своей жизни. Готовясь вступить в брак, Подколесин педантично предусматривает многие “необходимые” вещи: он уже заказал себе черный фрак, основательно взвесив, что черный цвет костюма более подходит ему, носящему чин надворного советника. Он заказал себе новые сапоги и очень озабочен тем, чтобы они были сшиты хорошо. “А ведь хлопотливая, черт возьми, вещь женитьба!

То да се, да это”. Занятый деятельными приготовлениями к женитьбе, Подколесин, собственно, еще не знает самого главного – на ком он собирается жениться. Сваха давно уже ходит в его дом, но у него весьма смутное представление о невесте.

Диалог его со свахой Феклой Ивановной в этом смысле весьма примечателен.

“Подколесин. А, здравствуй, здравствуй, Фекла Ивановна. Ну что? как? Возьми стул, садись да и рассказывай.

Ну, так как же, как? Как бишь ее: Меланья?.. Фекла.

Агафья Тихоновна. Подколесин. Да, Агафья Тихоновна. И, верно, какая-нибудь сорокалетняя дева?

Фекла. Уж вот нет, так нет. То есть, как женитесь, так каждый день станете похваливать да благодарить”.

Подколесина интересует не столько жена, сколько ее приданое. “А приданое-то, приданое? Расскажи-ка вновь”. И только после того, как сваха подробно рассказывает о приданом, Подколесин расспрашивает ее о достоинствах самой невесты.

Особенно беспокоит его то, как бы жена не оказалась неподходящей к его чину и званию. Успокаивают Подколесина заверения свахи в том, что невеста дочь купца третьей гильдии, которая и генералу может составить пару “княгиня просто”. “Да ведь я-то потому тебя спрашивал, говорит Подколесин, что я надворный советник, так мне, понимаешь…” Прозаически-деловой характер беседы резюмирует Фекла Ивановна, заявляя: “Ну, так что ж? Коли смотреть, так и смотри. На то товар, чтобы смотреть”.

На фоне перечисления сомнительных достоинств женихов свой особый акцепт приобретает спор между Ариной Пантелеймоновной и Феклой Ивановной о преимуществах дворянина перед купцом.

“Арина Пантелеймоновна. Да что с них, с дворян-то твоих? Хоть их у тебя и шестеро, а право, купец один станет за всех. Фекла.

А нет, Арина Пантелеймоновна. Дворянин будет почтенней”.

Но сама “почтенность” дворянина здесь бралась под сомнение. “Разносилась с дворянином! заявляет Арина Пантелеймоновна,- а дворянин при случае так же гнет шапку”. В одной из редакций “Женитьбы” содержались очень резкие суждения о дворянском сословии, подчеркивающие общий смысл этой сцены. “Дворянин, дворянин, а только слава – что имя. Такой же холоп, только перед черным народом дуется, а чуть только кто немного чиновное его, знай так кланивается, что инда еле шеи не сломит… Купец хоть и обманет, да себе в прибыль.

А дворянин что ни подличает, ни себе, ни другим, а только растранжирит мошенникам”. Очевидная невозможность провести через цензуру диалог заставила Гоголя изменить его.

Образ Подколесина получает тут ясность и законченность крупного художественного обобщения. Внутренняя аморфность, бесхребетность Подколесина раскрывается во всей полноте. “Почтенный” представитель чиновной бюрократии, гордящийся своим чином надворного советника, Подколесин лишен твердых внутренних устоев. “Господи ты, боже мой, что это за человек!- говорит о нем Кочкарев.- Это просто старый бабий башмак, а не человек, насмешка над человеком, сатира на человека!”

Наиболее характерная черта Подколесина – боязнь всего нового, страх перед всякими изменениями в жизни. Он так врос в свой обычный уклад, что не мыслит себе в нем никаких резких перемен. Перспектива нарушения установленного распорядка жизни рождает в нем тревожные сомнения и раздумья. Из-за страха перед новым Подколесин не может отважиться ни на какой серьезный шаг, который бы внес значительные изменения в его привычное бытие.

Старое, привычное для него лучше неизвестного, нового; когда Подколесину требуется принять важное решение, он предпочитает уклониться, уйти в сторону, отступить, проявляя в этом неизменное постоянство. Гоголь замечательно обрисовал эту внутреннюю “логику” образа.

Вступив в соперничество с другими претендентами на руку и сердце Агафьи Тихоновны, Подколесип испытывает большое удовольствие от того, что невеста остановила свой выбор именно на нем; этот крупный успех льстит его самолюбию. Однако на окончательное объяснение с невестой Подколесин решиться никак не может. Предложение Кочкарева открыть сию же минуту Агафье Тихоновне сердце встречает его судорожное сопротивление.

Сцена “интимной” беседы Подколесина и Агафьи Тихоновны замечательна не только яркой обрисовкой духовной убогости героя комедии, но и выразительным изображением внутренней аморфности Подколесина.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Обрисовка характера образа Подколесина в комедии “Женитьба”