Лермонтов переводчик (на примере стихотворения Шиллера “Перчатка”)

В своем оригинальном творчестве 1828-1829 годов Лермонтов почти нигде не перекликается с Шиллером-лириком. Но Шиллер как автор баллад и как драматург представлял для Лермонтова несомненный интерес и в эти годы и позднее. Как отрывок из “Макбета”, так и “Перчатка”, а равно и написанная на шиллеровские темы “Баллада” (“Над морем красавица-дева сидит…”) относятся у Лермонтова к числу первых опытов короткого стихотворного повествования (наряду с оригинальной “Грузинской песней” и первыми поэмами).

“Перчатка” – остро сюжетна: она рассказывает о том, как с руки красавицы Кунигунды упала перчатка на арену, где находятся хищные звери лев, тигр, леопарды, и как она предлагает рыцарю принести ее. Рыцарь бесстрашно выполняет просьбу своей дамы, благополучно приносит перчатку, но, возмущенный бессердечием Кунигунды, бросает ей перчатку в лицо и покидает ее. Сама эта ситуация, равно как и образ гордого и бесстрашного рыцаря, разочаровавшегося в любимой, и образ бездушной красавицы – все это очень близко юному Лермонтову, перекликается с ситуациями и образами лирических героев его стихов.

Обстановка же, в которой разыгрывается сцена баллады, нарисована Шиллером очень красочно: это двор короля Франциска, собравшийся смотреть пышное зрелище.

Обстоятельность, с которой Шиллер описывает детали происходящего, Лермонтова не устраивает: он производит значительное сокращение текста – выбрасывает целый отрезок в одиннадцать стихов (строки 33-43 оригинала), посвященный изображению двух леопардов, нарушая трехчленность повествования о зверях, и этим ускоряет переход к драматическому эпизоду с перчаткой. Опускает он еще несколько стихов, правда вводя зато в других местах не предусмотренные подлинником строки (в целом перевод все же короче немецкого оригинала на одиннадцать стихов). Переводчик опускает и собственные имена двух действующих лиц баллады – короля (Франциск) и рыцаря (Делорж) . Фабула тем самым приобретает несколько большую схематичность.

Вспомним в связи с этим, что в повествовательных (балладного типа) стихотворениях Лермонтова и в его ранних поэмах довольно часто фигурируют безымянные, не названные собственным именем герои.

В переводе “Перчатки”, в отличие от перевода “Трех ведьм”, сохранено большинство образных деталей и словесных мотивов подлинника (если не считать пропуска целого отрезка текста), а в тех случаях, когда опускается отдельный конкретный образ, поэт заменяет его по большей части конкретным же (а не абстрактным или перифрастическим). Он делает, однако, и некоторые вставки, существенные в смысловом отношении.

Когда, например, изложение доходит до смелого поступка рыцаря, спускающегося к зверям за перчаткой Кунигунды, Лермонтов вводит от себя такой стих:

Ø На перчатку меж диких зверей он глядит…

У Шиллера этого нет: его “рыцарь быстро, твердыми шагами спускается в страшный зверинец и смелой рукой поднимает перчатку, лежащую посреди чудовищ”. Добавление, которое делает Лермонтов, противоречит, пожалуй, замыслу автора, поскольку не вполне совмещается с мотивом бесстрашия рыцаря.

Однако для общего осмысления Лермонтовым этой баллады, показательнее две вставки, касающиеся образов Кунигунды и рыцаря. Когда она просит Делоржа достать ей упавшую перчатку, Лермонтов заставляет ее сказать:

Рыцарь, пытать я сердца люблю…

А о рыцаре, вернувшемся с перчаткой, поэт-переводчик говорит: “Но досады жестокой пылая в огне…” Так – является красавица (Кунигунда оригинала), характере красавицы он подчеркивает холодность и бессердечие к влюбленным в нее, а в характере рыцаря – негодование, т. е. придает конфликту еще большую остроту и эмоциональность.

К циклу переводов из Шиллера вообще и к переводу “Перчатки” в частности очень близко примыкает стихотворение “Баллада” (“Над морем красавица-дева сидит”), В “тетради № 3” оно непосредственно предшествует “Перчатке”. Здесь сплетаются сюжеты двух баллад Шиллера – той же “Перчатки” и “Водолаза” (или “Кубка”, как озаглавлена в переводе Жуковского). Здесь в таком же соотношении, как в “Перчатке”, выступают два персонажа – жестокая, бессердечная дева и ее друг, которого она посылает за ожерельем, упавшим в пучину; его он достает и снова, по просьбе девы, спускается в воду, чтобы принести ей коралл, но на этот раз погибает.

С “Перчаткой” “Балладу” роднит именно образ героини жестокой девы, требующей доказательства любви. Остальное же – само испытание, назначаемое красавицей, его повторение после первой удачи и трагическая гибель смельчака – сближает ее с “Водолазом”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Лермонтов переводчик (на примере стихотворения Шиллера “Перчатка”)