Как вы понимаете слова Роберта Стивенсона: “Литература во всех ее видах – нечто иное, как тень доброй беседы”?

Прав ли Ян Амос Коменский, великий педагог XVII века, утверждая, что “…немыслим толковый читатель, который не был бы в то же время Отбиратель”? Как вы понимаете слово “Отбиратель” в этом афоризме? Почему, как вы думаете, автор написал слово “Отбиратель” с большой буквы?

Ян Амос Коменский, несомненно, прав. Думающим читателем можно счи­тать человека, сознательно выбирающего себе книги для чтения в соответствии со своими духовными запросами, которые формируются в семье, на школьных заня­тиях по литературе и другим предметам, в библиотеке, в общении с друзьями. Сис­тематическое, постоянное чтение расши­ряет эрудицию, дает ответы на волнующие философские, нравственные, социальные проблемы.

Отбор иногда складывается из интересующей читателя тематики произ­ведений (историческая, о любви, философ­ская, мемуаристика и т. д.), от любви к определеныому роду и жанру художественных произведений, например, к лирической поэзии или юмористической литературе, хорошей приключенческой литературе.

Видимо, Ян Коменский написал слово “Отбиратель” с большой буквы из-за осо­бого уважения к сознательному, подготов­ленному, квалифицированному читате­лю, постигающему истинную ценность на­стоящей литературы.

“Для многих, многих книги так же нужны, как хлеб и соль. И так будет, сколько бы ни изобретали замысловатых кассет, и телевизоров, и других заме­нителей. В человеческом мозгу хранятся книжные сокровища, которые не умрут. Они все там – “Одис­сея” и “Божественная комедия”, “Война и мир” и “Давид Копперфильд”.

Согласны ли вы с этим суж­дением Астрид Линдгрен? Какие книги вы бы внес­ли в этот список?

Понять художественное произведение можно только при условии, что прочитана его первооснова – книга. В список, на­званный Астрид Линдгрен, можно вклю­чить еще большое количество произведе­ний русской и зарубежной литературы, например: “Илиада” Гомера, “Гамлет” У. Шекспира, “Повести Белкина” и “Ев­гений Онегин” А. С. Пушкина, “Челове­ческая комедия” О. Бальзака, “Красное и черное” Ф. Стендаля, “Ревизор” Н. В. Го­голя и многие другие.

“Добрые люди не знают, сколько времени и усилий стоило иному, чтобы научиться читать. Я по­тратил на это восемьдесят лет и еще сейчас не могу сказать, что достиг цели”, – сказал Гете незадолго до смерти. Как вы объясните такое признание вели­кого писателя?

Объяснить это можно сложностью того искусства, которое называется искусст­вом чтения. Читать художественное про­изведение – значит не только понимать его содержание. За страницами книги важно видеть автора с его позицией, цен­ностными понятиями, его личную и твор­ческую судьбу.

Важно увидеть судьбу лю­дей, изображенных в произведении, их характеры, обусловленность их устоями общества и индивидуальными особеннос­тями. Опытный читатель должен хорошо ориентироваться в художественной инди­видуальности писателя, разбираться в поэтических особенностях произведения, стилистической манере писателя.

Великий Гете сказал так потому, что в течение жизни его требования к чтению повышались.

“Читатель – составная часть искусства”, – ут­верждал Алексей Толстой в статье “О читателе”. Как можно подтвердить эти слова?

Писатель создает свои произведения для читателей – самых разнообразных

людей, как его современников, так и для тех, кто будет жить в последующие време­на. Чтобы заинтересовать их своими идея­ми, заставить вместе с собой переживать за героев, радоваться, наслаждаться худо­жественным словом, необходимо владеть искусством. И диалог писателя с читате­лем – это высокое искусство для того и другого.

Как вы понимаете слова Роберта Стивенсона: “Литература во всех ее видах – нечто иное, как тень доброй беседы”?

Вдумчивое чтение книги – это беседа с ее автором. Иногда мы ему возражаем, а иногда полностью согласны. Часто та­кая беседа побуждает к дальнейшему раз­думью о прочитанном и к внутреннему диалогу с автором книги.

После смерти В. Г. Белинского И. С. Тургенев приобрел библиотеку великого критика не только потому, что хотел помочь его вдове, – он хотел сбе­речь круг заветных друзей Белинского – его книги. Сейчас они хранятся в музее Тургенева в Спасском-Лутовинове. Если будете в этом музее, обра­тите внимание на корешки книг с золотыми буквами “В.

Б.”. Есть ли у вас личная библиотека? Как она со­здавалась? Напишите свои размышления на тему “Моя библиотека”.

Личная библиотека в нашей семье есть. Она небольшая, в пределах возможностей

стандартной двухкомнатной квартиры. Она насчитывает примерно 2,5 тысячи книг. Начало собранию книг в нашем до­ме положила бабушка сразу после оконча­ния Великой Отечественной войны. Она собирала русскую и зарубежную художе­ственную классику, а также лучшие про­изведения литературы для детей – от на­родных и литературных сказок до при­ключенческих книг и художественных автобиографий, посвященных детству пи­сателей, например “Детские годы Багрова – внука” С. Т. Аксакова.

Когда пополнять домашнюю библиотеку стал отец, то в нее стали поступать литературно-критические произведения и труды литературове­дов, являющиеся хорошими помощника­ми в осмыслении художественной лите­ратуры. Обращаясь к ним, мы сверяем собственные интерпретации прочитанного с теми, которые предлагают специалисты. В связи с этим у нас много справочников и словарей, энциклопедий: толковые, лите­ратурные, мифологический, литературо­ведческих терминов и понятий, педагоги­ческий, энциклопедия символизма и мно­гие другие. Наша библиотека обогатилась книгами о писателях, художниках, об­щественных деятелях (серии “ЖЗЛ”, “Жизнь в искусстве”, “Библиотека люби­телей российской словесности”).

Обучаясь в школе, приходится обращаться к рабо­там известных литературоведов – Ю. Лот­мана, К. Мочульского, Н. Скатова, В. Не­помнящего, В. Коровина и др; У нас есть потребность в чтении и философской лите­ратуры, потому на полках стоит “История русской философии” отца Василия Зеньковского, отдельные работы Г. Гегеля, Н. Бердяева, И. Ильина, В. Розанова и др.

Главное же богатство нашей библиоте­ки – художественная литература. Мы очень любим произведения древнегрече­ской литературы, и потому мы всегда мо­жем, когда захотим, обратиться к Гомеру и перечитать главы его “Илиады” и “Одиссеи”, перелистать вновь Эсхила, Со­фокла и Эврипида, почитать стихи Анак­реона, Алкея, Сапфо, заглянуть в сборник под названием “Древнегреческая эпи­грамма”. Разумеется, с нами “Божест­венная комедия” Данте Алигьери, тра­гедии и комедии У. Шекспира, собра­ния сочинений зарубежной классики – О. Бальзака, Ф. Стендаля, Ч. Диккенса, Ж. Б. Мольера, П. Бомарше, У. Текке­рея, Дж.

Лондона и др., из русской клас­сики – В. А. Жуковского, А. С. Пуш­кина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, А. Н. Островского, Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, А. П. Че­хова, Н. С. Лескова, А. И. Куприна, И. Бу­нина, В. Короленко, А. Ахматовой, Д. Ме­режковского, М. Булгакова, В. Набокова, Б. Пастернака. Много литературы о жиз­ни и творчестве А. С. Пушкина, мемуары, воспоминания современников, художест­венно-биографическая проза.

Невозможно обойтись и без чтения сов­ременной литературы. И тут уже надо очень строго отбирать книги, отмечать, что останется на века, а что станет неакту­ально уже завтра. С нами из современных авторов – В. Шукшин, А. Вампилов, В. Распутин, В. Астафьев, А. Солжени­цын, Б. Васильев, В. Солоухин, Б. Окуд­жава. Пришли в нашу библиотеку и про­изведения писателей-современников – Л. Улицкой, Т. Толстой.

Помимо назван­ных писателей еще много других, пере­числить всех невозможно. Да и не в коли­честве книг в домашней библиотеке дело. Важно, чтобы она была в твоей квартире, чтобы ты шел в свой дом, как ка встречу с добрыми друзьями.

Чтобы с ними можно было обсудить многое, порадоваться и по­грустить вместе, прийти к важным фило­софским наблюдениям о смысле человече­ского бытия.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Как вы понимаете слова Роберта Стивенсона: “Литература во всех ее видах – нечто иное, как тень доброй беседы”?