Рассказ Лескова “Шерамур” произведение о праведниках

Лесков пытался противопоставлять бессребреников “героям” нового времени, стремясь издать рассказ в “Дешевой библиотеке”. Персонажи произведения реально существующие люди, такие, как выпускник Главного инженерного училища Д. Брянчанинов и его более молодые товарищи – М. Чихачев и Н. Фермор, избравшие в условиях николаевского царствования самый трудный путь бескорыстного служения людям и общему делу.

Но столкнувшись по роду службы с многочисленными злоупотреблениями, которые были в самом духе времени, и не в силах бороться с ними, они уходят в отставку Д. Брянчанинов и М. Чихачев избирают духовное поприще, а Н. Фермор, друживший с Н. Некрасовым, умирает совсем молодым. Лесков подчеркивает в них “христианский” аскетизм, гражданское мужество и личное бескорыстие. Но самые лучшие намерения их оказались в разладе со временем, и судьба почти всех лесковских праведников глубоко трагична.

Тогда, пишет Лесков, “желательны были люди стереотипного издания”, которые походили бы одни на других “как одноформенные пуговицы”. Инженеры – бессребреники к ним не принадлежали, хотя их участь не помешала писателю напомнить своему изверившемуся о славном имени русского инженера, не имевшего ничего общего с нынешними подрядчиками и “королями”.Такими в представлении многих были известные инженеры Дмитрий Иванович Журавский, талантливый строитель железнодорожных мостов, проектировщик и строитель магистрали Москва-Петербург, основоположник отечественной транспортной науки Павел Петрович Мельников, памятник которому стоит на станции Любань Октябрьской железной дороги, и многие другие.

Среди произведений Лескова 70-х годов рассказ “Шерамур” также примыкает к циклу рассказов о праведниках, хотя сам писатель вначале печатал его в книге отдельно и даже назвал свой сборник так: “Три праведника и один Шерамур” (1880).

“Шерамур” рассказ о русском нигилисте 70-х годов, ничем не напоминавшем своего отдаленного дворянского предшественника тургеневского Рудина, которого Лесков не случайно упоминает в своем произведении. Проводя между ними параллель Лесков пишет: “Это даже жалостно и жутко сравнивать. Там у всех есть вид и содержание и свой нравственный облик, а это… именно что-то цыганами одобренное; какая-то затерть, потерявшая признаки чекана.

Какая-то бедная, жалкая изморина…”.

Писатель дает портрет русского нигилиста, попавшего в политическую историю, а затем уехавшего за границу. Бросается в глаза его сходство с “овцебыком” Василием Богословским героем раннего рассказа Лескова, “агитатором” середины 50-х годов, ушедшим в народ в поисках правды. Как и он, Шерамур испытывает множество искушений, жизнь бросает его, как ненужную ветошь, из одной пропасти в другую, причем “жратва была пункт его помешательства: он о ней думал сытый и голодный, во всякое время во дни и нощи”.

Отец его дворянин, мать из крепостных, но он никого не знает. Шерамур становится студентом Технологического института, давшего большое число народников 70-х годов, но попав в “историю”, бросает его.

Затем, подобно герою романа Тургенева “Новь” Нежданову, едет в провинцию учителем, попадает в аристократическую семью, находившуюся под влиянием проповеди уже известного лорда Редстока, уходит из нее пешком в Москву, а от туда в “Женевку”, к русским эмигрантам. Шерамур, пишет Лесков, “герой брюха; его девиз жрать, его идеал – кормить других”.Эта странная характеристика героя имело свое основание, ибо на своем жизненном пути он видел только голод и холод. Будучи студентом, он научился подражать вою волков: техноложцы так пугали хозяйку, если она не давала хлеба и дров.

В Париже Шерамур берется за любую работу, ради кормежки и остается таким же по-русски беспечным: для него жизнь копейка, как для Ахиллы Десницына.



Рассказ Лескова “Шерамур” произведение о праведниках