Биография Лескова и его творчество



Лесков принадлежит к лучшим русским писателям XIX века. Творчество его является продолжением традиций Гоголя – гоголевского искрометного честного смеха” и гоголевской благородной мечты о “прекрасных” людях, о “народных доблестях”, которые великий сатирик хотел видеть в действительности 30-40-х годов. Среди современников Лесков по широте знаний русского быта приближается к Писемскому и Островскому, по таланту – к Щедрину и Достоевскому, с которыми он сходен остротой ощущения трагедии человека в собственническом обществе,

сатирической резкостью творчества.

В беседе с А.

М. Горьким Л. Н. Толстой говорил о Лескове как о “настоящем писателе”, который знал язык “чудесно, до фокусов” Еще более высоко оценивает мастерство Лескова сам Горький. Призывая молодых писателей к изучению прозы Лескова, Горький пишет о нем как об “отличнейшем знатоке русской речи”, “замечательнейшем знатоке речевого языка” и указывает, что Лесков влиял на него “поразительным знанием и богатством языка”.

Как и у Гоголя, работа Лескова над языком была связана с неустанным изучением фольклора, народного крестьянского говора,

сословно-классовой и профессионально-бытовой окрашенности речи. Любовь к анекдоту, каламбуру, словесной игре, наконец, обновление литературного языка интонационно-лексическим строем украинской речи – все это входило в гоголевскую традицию, принятую Лесковым. Лесков развивал интонационный строй и особенно лексический состав гоголевского сказа, но конкретно-историческое содержание работе Лескова над языком давала новая, послегоголевская эпоха.

Лесков в совершенстве владел художественной передачей “чистого” крестьянского языка: “Съела вошь!.. Жалуйте-милуйте!., в глаза лезет, зрак хочет выпить!.. Смотри-ка крестьян-то, грапских, смотри! Отпиши ему: вот, мол, воши-то младенца-то божьего совсем источили” (“Продукт природы”).

Или: “Не пужайся, не пужайся, твоя голова еще там побелела, как тебя из косы выпутали, а он жив и ото всего тиранства спасен: граф ему такую милость сделал, какой никому не было,- я тебе, как ночь придет, все расскажу, а теперь еще пососу!.. Отсосаться надо… жжет сердце” (“Тупейный художник”). Такую конкретность и густоту крестьянской речи можно найти только у Л. Толстого и Гл.

Успенского, но не случайно оба примера характеризуют речь патриархальной, дореформенной деревни. Современник Лескова Гл. Успенский, говоря с крестьянином, побывавшим в городе, удивлялся, если не замечал “даже ни малейшего коверканья языка” (“Через пень колоду”) и с иронией отмечал, что “гармонический”, “целостный” мужик “вчера еще говорил отличным языком, правильным, дельным, свободным, выразительным, а теперь он выдвигает слова, в которых смысла человеческого нет” (“Скучающая публика”).

Лесков, считая “простоту” народной речи эстетической нормой языка, слишком остро осознавал историческую тенденцию капитализма – исчезновение этой “простоты” – наследия идеальной “общины”, которая давно уже превратилась в народническую выдумку.

Источники:

-Троицкий Л. Ю. “Лесков – художник” – М.: Наука, 1974

-Другов Б. М. “Н. С. Лесков. Очерк творчества.”2-е изд.

-И. В. Столярова “В поисках идеала” (Творчество Н. С. Лескова) – Л.: Изд. Ленинградского университета, 1978


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Биография Лескова и его творчество