Раскрытие проблемы правды и совести в сочинениях о трагедии Чернобыля



В верховьях Днепра на берегу реки Припять стоит живописный город Чернобыль. Он старинный – свое летосчисление он начинает с 1118 года. Также этот город небольшой – в XX столетии здесь проживало свыше 20 тысяч человек.

Люди занимались своими делами, ходили на работу, и ничто не предвещало беды. Когда-то Павел Тычина, находясь на доядерной Чернобыльщине, писал об этой земле как щедрой на урожай, говорил о крестьянских заботах, что там бурлила жизнь, которая не утихала временами и ночью. Это было когда-то. Воспетые с любовью Лесей Украинкой

леса и озера этой местности, теперь тяжело поражены невидимой черной болезнью.

Дичает земля, хотя еще цветут и родят сады. Никто не употребляет тех горьких плодов, никто не идет к лесу собирать когда-то целебные дары. Из-за страшной трагедии нашего века – Чернобыль – покидают все люди, которые прикипели сердцем к отчим домам, милым глазу пейзажам, политую их потом землю, где они родились, где нашли приют их пращуры. Поэт А. М. Лисовский пишет:

Остались дома, будто вдовы, Туча боли над миром прошла. И чернеют от грусти подковы На безлюдных порогах села.

Но никто на самом деле не знает, где заканчивается

та опасная зона, где не смогут нас достать невидимые следы радиации. Черный круг неизвестно сколько лет останется незаживающей язвой на лоне природы, останется в сердцах людей, которые покинули отчие дома, свои родные места. Как ответ на страшную Чернобыльскую трагедию была написана поэма Ивана Драча “Чернобыльская мадонна”.

Поэт призывает проверить свои действия и свою совесть, его беспокоит будущее, которое надвигается на человечество. Иван Драч пронизан ненавистью к виновникам аварии, гневно осуждает их непродуманные действия, невежество, карьеризм:

За мудрость всемирную глупых академий Платим бессмертием – жизнями молодыми…

Чернобыльская мадонна становится олицетворением, воплощенным призывом к ответу за все, не достойное человека, воплощенной неотвратимостью, суда совести, последним напоминанием об ответственности за почти уже утерянный мир. На своих руках седая чернобыльская мать несет “больное дитя” и это больное дитя – наша планета, наша земля, человечество. Проходят годы, отдаляя нас от того тяжелого бедствия, которое выпало на судьбу украинского народа. Сколько людей забрала смерть, и еще не одно поколение будет ощущать на себе это тяжелое отражение смерти той весны 1986 года.

Чернобыльский взрыв, к большому сожалению, продолжает держать жизни сотни тысяч наших земляков под прицелом, беспощадно губит жизни людей.

Первый удар на себя, Первый огонь на себя, Так отчаянный Данко Людям отдал свое сердце. С атомом стать к бою – С пламенем смертоносным, И заслонить собой Мир, который малый и взрослый. Н. Сингаевский

Сначала появляется зарево. Оно растет, разгорается, и вот уже слепяще-белая лавина катится к городу. Огонь охватывает дома, улицы, вспыхивают автомобили. Деревья почему-то загораются быстро, как свечки, хотя сейчас разгар весны…

Огненная лавина катится по городу. Это произошло 26 апреля 1986 года, когда на Чернобыльской АЭС взорвался четвертый блок. Эта трагедия ошеломила весь мир. На всей планете не было равнодушных к этому печальному событию, оно взволновала всех, откликнулось болью в сердцах миллионов.

Едут грузовики, идет помощь к Чернобылю, Припяти. Отважными и героями, как известно, не рождаются, ими становятся. Некоторые пожарники выходили на крышу энергоблока повторно.

Все они знали, что борются с огнем в условиях опасности, но никто свой пост не оставлял и продолжал бой.

В пятом часу утра пожар был ликвидирован ценой жизни отважных и бессмертных. Чернобыль стал зловещим знаком наисильнейших саморазрушительных действий человека, самым драматичным поражением в его таком неразумном противоборстве с природой. Появившись под знаком библейской “звезды Полынь”, тот черный Чернобыль стал если не расплатой, то самым серьезным предостережением нашему варварству и легкомысленности. На эту страшную трагедию откликнулись в печати писатели О. Гончар, Б. Олейник, И. Драч.

Поэзия не молчала. Почти одновременно появились поэмы Л. Горлача, С. Йовенко, Б. Олейника, И. Драча. Чернобыльская трагедия. Этим все сказано.

Гудит набат тревоги, набат – вестник беды, но он же не похоронный звон, а призыв к действию, самоотверженному, спасительному.

Призыв решительный. Испокон века велось: услышав набат, все – и старые, и молодые – бросали все и шли защищать отчий край. Живые – откликнитесь!

И откликнулись. Тема Чернобыльской трагедии нашла отображение в творчестве многих, вот они: В. Яворивский “Мария с полынью в конце столетия”, Ю. Щербак документальная повесть “Чернобыль”, Д. Павлычко поэзия “Листок”, Б. Олейник поэма “Семь”, М. Луков поэма “Боль и память”, М. Сингаевский “Обожженное мужество”, Л. Горлач поэма “Зона”, С. Йовенко поэма “Взрыв”, И. Драч “Чернобыльская мадонна”. Реалист и романтик, язвительно иронический и трепетно нежный, Драч, создавая своеобразную поэму “Чернобыльская мадонна”, верил, что его поэма по своему значению сравнима с художественными критериями мирового уровня – “от Рублева до Леонардо да Винчи”.

Пролог к поэме наполнен тревогой, отчаянием и даже гневом, и найти слова, чтобы хоть немного воссоздать эмоциональное потрясение, рожденное Чернобылем, в самом деле, очень тяжело: “Я завидую всем, у кого есть слова. Нет у меня слов. Расстреляны слова.

Молчание тяжелое душу заливает”. В центре рассказа-боли судьба женщины-матери, и освещает автор эту классическую гуманистическую тему в самом деле своеобразно, даже неожиданно. Поэт просит: хотя бы сейчас не делать все поспешно, когда время уже привело к таким мучительным ошибкам и просчетам.

Блестящий финал поэмы. Драч – беспощадный и суровый, он не ищет оптимистичных альтернатив, не старается “подсластить” правду жестокую и очевидную:

Соль познания – это плод раскаяния… Несет седая чернобыльская мать Эту планету… Это больное дитя!..

Год – миг в истории человечества, год не очень большой срок и в жизни любого человека. Но за такой год, чернобыльский, мы стремительно повзрослели, повзрослели на целую эпоху, мы стали требовательнее к самим себе, к тем, в чьих руках человеческое существование и судьба природы. К сожалению, жизнь свидетельствует, что психология человека перестраивается медленно, что сердечность – это намного стабильнее состояние, чем тревога. Именно эти непреодолимые стены штурмует своей поэмой И. Драч.

Нам, жителям Украины, с высоты очередной годовщины Чернобыльской трагедии необходимо стремиться к тому, чтобы подобное бедствие не постигло нас больше никогда, чтобы это страшное событие было последним в нашей жизни и пусть чернобыльским звоном памяти отзовется в сердце каждого.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Раскрытие проблемы правды и совести в сочинениях о трагедии Чернобыля