Образ рассказчика в поэме Шевченко “Сон”



Летом 1844 года Шевченко написал одно из величайших своих произведений, сокрушительную сатиру на деспотический режим Николая I – поэму “Сон” (“У всякого своя доля”). Это одна из крупнейших вершин политической поэзии Шевченко. Пафос разоблачения самодержавно-крепостнического строя показался в этом произведении с невиданной до того глубиной и силой.

Произведение имеет подзаголовок “Комедия”, что указывает, однако, на драматическую его форму, на комически-сатирический, гротескно-забавный характер основных сцен-картин,

особенно в конце поэмы.

Поэма написана в форме повествования от первого лица, открывает широкий простор для выявления авторского отношения к изображаемым событиям и оценки. Однако как автор произведения Шевченко выступает в поэме в литературной маске условного автора-рассказчика, рассказывая фантастические приключения и забавные происшествия, которые ему приснились.

Созданный в поэме образ безымянного рассказчика не тождественен реальном автору – Шевченко, но сколько-нибудь заметного идейно-психологического расстояния между ними нет. Во всем основном и существенном образ рассказчика предельно

приближен к автору и является выразителем его мыслей и оценок, выражает его отношение к событиям, воспроизведенным в поэме. Образ рассказчика в поэме многогранный, многоплановый, сложный.

Он “маска” автора, его второе “я”. Вместе с тем рассказчик – не только условная “маска” автора. Он выступает как самостоятельный образ.

Это непосредственный участник событий и происшествий, в поэме. Сознание и внутренний мир героя-рассказчика в некоторых частях произведения отделены от авторского сознания. Ведя рассказ преимущественно в серьезном, иногда в патетическом тоне, рассказчик время от времени прибегает к едва заметной мистификации, прикинувшись то подвыпившим женатым повесой, то провинциальным простачком, который впервые попал в столицу, где все вызывает у него недоумение.

При этом и речь его в некоторых случаях тождественна с языком автора, приобретает специфические, комически-огрубевшие черты.

Шевченко предоставил образу рассказчика разносторонность, способность прибегать к игре и мистификации, быть не только “маской” автора, но и выступать в “маске с собственной свободой – свободой организатора рассказа. Поэт показывает условного читателя то одним, то другим боком, показывает его то как интеллигента-демократа, то как страстного борца, каким был он сам, то как “человека из народа”, который попадает в непривычную для себя обстановку. Это ярко индивидуализирует образ рассказчика, придает ему жизненной полнокровности и исключительной художественной силы.

Образ рассказчика раскрывается постепенно в каждой новой части произведения и новыми особенностями и гранями. Во всей своей целостности он предстает только со всей совокупности сцен, картин и эпизодов поэмы. Но некоторые основные, определяющие его черты выступают в первых же строках поэмы, предшествующие развитию сюжетных событий, то есть рассказы о сне. Строки эти передают размышления рассказчика об общественных болячках, о судьбе, пути человека в условиях социального раздора и моральной опустошенности общества, и имеют сатирический характер:

У всякого своя доля И свой путь широкий: Этот строит, тот ломает, Этот несытым глазом за край света заглядывает, Нет ли того, чтобы силой заграбастать И с собой Взять в гроб, Тот тузами обирает свата, Тот тихонько в уголке точит что на брата.

Эта сатирическая галерея общественных хищников, вымогателей и мздоимцев вырастает в характеристику общества, где царит раздор, где человек человеку – волк. Нарисовав социально точную, глубоко правдивую и яркую галерею общественных хищников, рассказчик тут же подходит к изображению с другой, противоположной стороны. Мысль его переносится на другое, не менее опасное зло – общественное равнодушие и равнодушие тех, кто примирился с насилием и гнетом, кто потворствует злу своей пассивностью и покорностью.

Рассказчик призывает проснуться от духовной спячки, сбросить с себя веру, искать “рай” на том свете, будит чувства достоинства, провозглашает природное равенство людей.

Свое негодование покорностью “братии” рассказчик выражает пренебрежительным сравнением “как ягнята”. В строках о смиренной “братии” язык рассказчика приобретает новое эмоциональное напряжение, обличительную патетику, пристрастно-предосудительный пафос. В поэме проведена четкая антитеза между стремлениями масс и хищников, а также стремлениями рассказчика. С резкого осуждения рассказчиком и вымогателей и мздоимцев, и инертной, немощной толпы следует, что сам он вне их.

Он не из тех и не из других. Кто же он? Этот вопрос ощущается у него же: “И тот, и тот, кто же я?” И тут интонация повествования снова изменяется, речь рассказчика становится иронически-шутливой, приобретает пониженной тональности.

Обмолвившись вопросом, рассказчик словно уклоняется от ответа на него и предстает в новой “маске” – в “маске” ироничного шутника, подвыпившего повесы, что “под забором” возвращается домой, в пустую хату, “с банкета пьяный ночью”. Читателю, оставленному без прямого ответа, остается судить о рассказчике не по этой шутке, … а исходя из того, какой образ мыслей показался в его монологе, с его общественной позиции. Рассказчик понимает, что все сказанное им об общественных пиявках и хищниках и покорной “братии” не оставляет сомнения, кто он, что самостоятельная характеристика здесь лишняя.

Судьба Украины по-настоящему была близка Кобзарю. Большое количество его произведений перенято болью положения его народа, всего государства. Часто поэт совмещает эпический рассказ с размышлениями. В произведении “И мертвым, и живым, и нерожденным…” эпический рассказ переплетается с лирическим чувством и мыслью.

По интенсивности эмоций и размышлений это произведение не уступает всем эпическим драмам и трагедиям, потому что осмысление положения Украины времен Кобзаря и было настоящей трагедией. Тарас Шевченко избирает жанр послания, уже в названии четко отмечая “адресатов”. Послание – это своеобразное завещание, призыв к действиям и размышлениям, к изменениям.

Это не просто произведение, которое нужно прочитать и запомнить сюжет. Это произведение, которое должно вызывать изменения если не в поведении, то, по крайней мере, во взглядах читателя… В действительности я еще раз убедился в литературном таланте и гениальности Тараса Шевченко.

Его поэтическое слово западает в саму душу читателя, прорастая там сначала маленьким побегом, который впоследствии расцветает в буйное дерево новых идей и взглядов.

Это послание действительно “действует”, потому что мало произведений из всех мной прочитанных не просто поразили меня настолько же, но и в чем-то изменили, воспитали… Близко поэту положение народа. Кобзарь говорит о господах, которые лицемерят в течение всей своей жизни, потому что говорят, что любят свой народ. И они, наверное, его любят, вот только не понимают, что народ – это не какое-то абстрактное понятие, а живые люди, над которыми эти самые господа постоянно издеваются.

Не напоминает ли нам эта ситуация “любви к абстрактному народу” современное состояние дел в Украине?.. Остается только снова и снова удивляться пророческому дару Шевченко! Поэт предупреждает господ, что несправедливость вечно длиться не может и скоро ей наступит конец, а им “беда будет”.

Однако Тарас Шевченко выражает мнение, которое не понимали большинство его предшественников, хотя и были они не меньшими патриотами. Нельзя отрицать и “уничтожать” барство, потому что именно оно является единственной образованной, культурной частью населения.

Преодоление проблемы не в уничтожении господ, а в превращении этих ослепленных богатством и властью людей в национальную элиту, в первую очередь интеллектуальную и патриотическую по своей идейной направленности. Отсюда выплывает еще один важный вопрос, ответ на который находим в самом же произведении. Это вопрос диалектики национализма (в наилучшем понимании этого слова) и космополитизма.

То есть, говоря просто, “своего” и “чужого”. Известная фраза Т. Шевченко становится крылатой недаром: “И чужому учитесь, и своего не забывайте…”. Сочетание собственных традиций, знания своей истории, языка и литературы, с достижениями европейской и мировой культуры может сделать образованного и культурного человека национально сознательным, но не ограниченным в эрудиции патриотом…

Если бы только современные украинцы, которых бросает в крайности (от радикальной прозападной позиции к шароварщине и хуторянству), лучше прислушивались к словам гениального художника, которые звучат нам из глубины прошлого и, – я так на это надеюсь – в конечном итоге будут-таки услышанными!


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Образ рассказчика в поэме Шевченко “Сон”