Трагизм образа матери в поэме Т. Г. Шевченко “Батрачка”



Нет в мировой литературе другого поэта, который бы так нежно, с такой любовью воспел в своем творчестве женщину-мать, хранительницу, продолжательницу рода, как Т. Шевченко, и который бы так проникся ее несчастьями. Он собрал воедино в своем сердце страдания порабощенных женщин всех эпох и волнительно рассказал о них целому миру. Названия его произведений: “Батрачка”, “Ведьма”, “Сова”, “Слепая”, ” Марьяна-Монахиня” и другие – не случайны. Именно Батрачками, ведьмами, совами, слепыми, монахинями были женщины в тогдашнем обществе.

Но самым трагичным среди них является, наверное, образ женщины-страдалицы, который поэт создал в поэме “Батрачка”. С большой силой изображает Шевченко трагедию матери, которая вынуждена была подбросить своего сына бездетным людям, а сама пошла к ним наймичкой. Жестокая действительность отняла у нее право открыто любить своего Марка.

Если сравнивать жизнь двух обесчещенных девушек Екатерины и Анны, то можно увидеть и общее, и отличное в их судьбах. Обе они – жертвы господского разврата. Анна тоже “покрытка”,

но она не повторяет печальной истории своей предшественницы, а сохраняет свою жизнь для любимого сына Марка.

И если Екатерина – это образ-жертва, которая, кроме увлечения силой ее любовного чувства и сожаления о несчастливой судьбе девушки-крестьянки, никаких других эмоций не вызывает, то Анна, тоже жертва, но показанная прежде всего как мать. Анна ни на минуту не забывала о своей материнской обязанности. Любящее сердце не повело ее тропами Екатерины к проруби, а подсказало другой, значительно более тяжелый и благородный путь – “покорно до самой смерти нести крест самопожертвования”, до конца жизни быть лишенной прав материнства.

Может ли быть большее мучение-наказание для любящей матери?

Сколько сил нужно было Анне, чтобы решиться быть вместе с сыном. А через год в “хутор благодатный” пришла проситься в батрачество “чернобровая, молодая, белолицая молодица” Анна. Став наймичкой, неутомимо трудится по хозяйству, а возле Марка так и падает.

Постепенно поэт ведет нас к самым тайным глубинам материнской души, побуждает проникнуться горем обиженной матери, ощутить себя в положении героини, которая все победила, чтобы быть возле своего сына, еще не ведая, какое это несказанное мучение: быть матерью, но не иметь права услышать из уст родного сына то самое милое для нее слово-обращение: мама, мамочка, родная.

Да, это воистину адские, нечеловеческие мучения. Материнское сердце щемило от боли по утраченному ребенку. Ей хотелось гордиться таким сыном: статным, красивым, добрым сердцем и с искренней душой.

Но и это для нее недоступно. И все же Анна была счастлива от того, что родное дитя рядом с ней, протягивает к ней ручки, улыбается, и на души у матери становится веселее. И в этом психологическом раздвоении главная суть жизненной драмы матери: она не имеет душевного равновесия.

В поэме много драматических сцен и эпизодов. Вот Марк подрос. Пора и жениться. Нашел парень себе достойную пару – красивую девушку Екатерину.

Но кто же на свадьбе будет выполнять роль свадебной матери? Сокрушается старый Трофим, так как его Настя давно уже умерла и он остался вдовцом! Даже по просьбе Марка Анна отказывается быть свадебной матерью:

“Нет, Марк, никак мне не должно сидеть: Так как богатые люди, А я Батрачка… еще над тобой смеяться будут…”.

И здесь материнское сердце велит Анне поступать так, чтобы не скомпрометировать своего ребенка. Трагизм положения матери-наймички усиливается еще и тем, что со временем она становится бабушкой. Анна живет под одной крышей не только со своим сыном, а и со своими внуками.

И даря им внимание и ласку, она вынуждена скрывать (во имя их же благополучия) свою близкую с ними родственную связь. Мужественно выдержала Анна суровое испытание. Сквозь всю скорбную, печальную жизнь пронесла свою тайну и лишь в предсмертные минуты призналась родному сыну, что она не Батрачка, а его мать.

Но каких это нечеловеческих усилий ей стоило! Немощная, тяжело больная, нетерпеливо ждет Анна возвращения Марка, а встретив сына, просит невестку Екатерину, чтобы та вышла из дома. Снова, в который уже раз она делает это в интересах сына, чтобы никто, кроме него, не знал тайны его жизни.

“Марк! Посмотри, Посмотри ты на меня: Видишь, как я осунулась? Я не Анна, не Батрачка, Я…” и онемела.

Казалось бы, что после слов “Я не Анна, не Батрачка…” – многострадальная мать, в конце концов, откроет свою тайну, назовет себя этим великим и святым словом “Мать”, ведь она, горемычная, его выстрадала.

И в этом эпизоде Шевченко поднимает ее на вершину страданий. С помощью паузы поэт передает невыразимую боль и мучения героини. Мать волнуется, ей и приятно назвать себя матерью, и вместе с тем страшно.

Она считает себя виноватой перед своим сыном, ведь пустила его в мир безотцовщины, “незаконнорожденным”.

“Прости меня. Я наказывалась весь век в чужом доме…Прости меня, мой сыночек! Я… я твоя Мать”.

Да и замолчала…Последние слова в своей жизни мать проговаривает шепотом, дрожащим голосом, но какую великую силу они имеют! Вместо счастья с Анной случилось тяжелое горе, вместо материнской радости – невыразимое мучение, вместо домашнего тепла – чужой дом и семейная руина. Но образ матери-покрытки в “Наймичке” не только трагический, как в “Екатерине”, а и величественный. Мы не упрекаем Екатерину, которую безвыходное положение заставило оставить родного ребенка на произвол судьбы и наложить на себя руки, но и не можем не восхищаться самопожертвованием Анны.

Сколько невыразимого горя и трагизма в этой материнской драме!


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Трагизм образа матери в поэме Т. Г. Шевченко “Батрачка”