Изображение народа в “Ричарде II” Шекспира



Изображение народа в “Ричарде II” резко контрастирует с картиной, которую Шекспир рисует в “Генрихе VI”, где простые люди оказываются игрушкой в руках баронов, ведущих непонятную для народа междоусобную борьбу. В “Ричарде II” народ сознательно выступает против деспотизма короля; это делает простых людей одним из главных факторов, решающих судьбы Ричарда и претендента. По сути дела все персонажи, независимо от их принадлежности к социальным и политическим группировкам, говорят о главной причине массового недовольства Ричардом: оно вызвано в первую очередь тяжким налоговым гнетом, который лег на простых людей в результате расточительности королевского двора. Нет ничего удивительного, что в этом обвиняет Ричарда сторонник Болингброка Росс:

Он подати умножил непомерно, И отшатнулся от него народ… Но о том же в следующей сцене говорит и фаворит короля Бегот: Изменчива и ненадежна чернь, Ее любовь лежит у ней в мошне; И кто ее кошель опустошает, Тот злобой сердце наполняет ей.

В “Ричарде II” Шекспир яснее, чем в каком-либо другом из своих произведений,

указывает на причину экономического порядка как на основной фактор, определяющий отношения между монархом и подданными. В этом Шекспир был близок Макиавелли, который стоял на аналогичных, прогрессивных для его времени позициях, заявляя: “Как я говорил, ненависть к нему (государю) вызывается, прежде всего, алчностью, захватом имущества подданных и жен их; от этого он должен воздерживаться. Если не трогать имущество и честь людей, то они вообще довольны жизнью, и приходится бороться только с честолюбием немногих, которое можно обуздать разными способами и очень легко”.

Сходство во взглядах Макиавелли и Шекспира на роль и значение народных масс в политической жизни государства этим не исчерпывается. Макиавелли неоднократно говорит о значении поддержки народа для монарха. Так, сопоставляя положение князей, добившихся власти с помощью народа или знати, Макиавелли приходит к выводу, что позиция князя, получившего власть с помощью народа, прочнее. В числе аргументов в пользу этого вывода он приводит следующий: “Нельзя добросовестно удовлетворить знатных, не обижая других, а народ можно, – потому что цели у народа более правые, чем у знати.

Она хочет угнетать, а народ – не быть угнетенным”10. Разительное совпадение с оценкой роли народа у Шекспира!

И, тем не менее, в отношении к народу у Макиавелли есть важное отличие от шекспировской позиции. Трезвая оценка народа у Макиавелли не снимает того высокомерно-презрительного отношения к народной массе, которое неоднократно проскальзывает в его сочинениях и является одним из важнейших проявлений его буржуазной ограниченности; по мысли Макиавелли, представители народа руководствуются в своей деятельности узколичными интересами, не поднимаясь до осмысления процессов, происходящих в государстве. А у Шекспира садовники лучше, чем кто-либо из персонажей пьесы, понимают, что безрассудная политика Ричарда грозит Англии катастрофой.

Симпатии садовников на стороне Болингброка не потому, что они отдают ему предпочтение как личности. Они надеются, что Болингброку удастся искоренить опасные результаты правления расточительного короля; поэтому они одобряют падение Ричарда и сочувствуют Болингброку, хотя и относятся с состраданием к тем, кто, как, например, королева, оказался невинной жертвой победы Болингброка. Так Шекспир показывает, что простые люди способны дать глубокую и правильную оценку событиям государственной важности.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Изображение народа в “Ричарде II” Шекспира