Образ и характеристика Квазимодо по роману Собор Парижской Богоматери (Гюго М. В.)



Квазимодо (фр. Quasimodo) – один из главных персонажей романа “Собор Парижской богоматери” В. Гюго. Этот образ поразительно сильный, мощный и яркий, он одновременно и отталкивает, и притягивает к себе.

Из всех героев романа, наверное, именно Квазимодо более всего соответствует эстетическому идеалу романтизма: он словно исполин-гигант возвышается над толпой заурядных, поглощенных обыденными занятиями людей.

По силе своего воздействия образ Квазимодо может сравниться лишь с образом собора, который в романе существует на равных правах

с живыми персонажами. Взаимосвязь Квазимодо, который вырос при храме, и самого собора Парижской богоматери, неоднократно подчеркивается в романе. Биография Квазимодо, с точки зрения ряда основных событий, предельно проста.

Шестнадцать лет назад его подбросили в ту самую колыбель, из которой была похищена малютка Агнесса (Эсмеральда). Мальчику тогда было около четырех лет. Он отличался поразительным уродством и вызывал у окружающих только отвращение. На долю мальчика выпало двойное несчастье – уродливая внешность и темное происхождение.

Его окрестили и отправили в Париж, в собор Нотр-Дам. Там его

хотели бросить в костер, как нечестивца, но Клод Фролло, молодой священник собора, вступился за невинного ребенка, усыновил его и назвал Квазимодо (так называется у католиков первое после пасхи воскресенье, именно в этот день мальчик и был найден). С тех пор Квазимодо жил в соборе и позже стал его звонарем.

Люди его не любили, оскорбляли и насмехались над ним. А между тем, за безобразной внешностью скрывалась благородная и самоотверженная душа, которую никто не желал увидеть. Колокола стали для Квазимодо его страстью, ведь своим звучанием они заменяли ему радость общения с людьми. Но именно колокола стали для Квазимодо причиной нового несчастья – от их постоянного звона он оглох.

Самое первое знакомство читателя с необычным героем происходит тогда, когда его за безобразную внешность выбирают папой шутов. Поздним вечером того же дня Квазимодо пытался выкрасть Эсмеральду по поручению своего наставника, но был пойман и отдан под суд. Судья оказался таким же глухим, как и сам Квазимодо, поэтому, чтобы не обнаружилась его глухота, он решил наказать Квазимодо построже, не зная даже, за что именно.

Так несчастный звонарь оказался у позорного столба. Толпа издевалась над ним, как могла. Только Эсмеральда проявила сочувствие к несчастному.

Так переплелись две судьбы: красавицы и безродного урода. Квазимодо спасает Эсмеральду от виселицы, он готов отдать ей все, что у него есть: свою келью, свою пищу, а если понадобится, то и свою жизнь. Он понимает, что его уродливая внешность пугает красавицу, и поэтому старается попадаться ей на глаза, как можно реже.

Квазимодо, как верный пес, оберегает покой Эсмеральды: спит на полу прямо у входа в келью. Он видит ее страдания и готов сделать все, чтобы облегчить их. Чувство ревности, как и любое другое проявление эгоизма, для Квазимодо чуждо.

По ходу романа все больше раскрывается внутренний мир героя, его образ становится более привлекательным. Исчезает былая дикость и озлобленность. Квазимодо начинает писать стихи, чтобы обратить внимание Эсмеральды на то, чего она не желает замечать. За прекрасной внешностью может скрываться уродливая душа, а может быть все наоборот.

Ради спасения Эсмеральды Квазимодо готов сокрушить всех и все, даже собор. Когда он видит своего покровителя, торжествующе смеющимся в момент казни Эсмеральды, он решается выступить против него. Своими собственными руками звонарь “столкнул архидьякона в бездну”. Последние моменты жизни Квазимодо автор не описывает, но трагический финал предопределен уже в тот момент, когда с высоты собора несчастный смотрит на бездыханную фигуру Эсмеральды в петле и черный силуэт Клода Фролло, распластанный на каменной площади.

Это все, что любил Квазимодо, и чем мог дорожить.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Образ и характеристика Квазимодо по роману Собор Парижской Богоматери (Гюго М. В.)