О литературной мысли конца XVIII века



В литературной мысли конца XVIII века занимали определенное место и суждения немецкого поэта Шиллера. В его главном теоретическом труде “Письма об эстетическом воспитании”, несмотря на некоторые идеалистические тезисы (преувеличение роли формы по сравнению с содержанием), сказано немало ценного о возможностях творческого воображения художника. Шиллер полагал, например, что в акте творчества художник осознает внутреннюю закономерность изображаемого предмета.

Развитие классического романтизма на рубеже XVIII – XIX веков нуждалось

в своем теоретическом обосновании. Среди тех, кто решал эту задачу, выделялся Шеллинг. Откровенный идеализм мыслителя-интуитивиста помешал, конечно, автору “Философии искусства” правильно понять соотношение художественного творчества и действительности, своеобразие творческого процесса.

Тут Шеллинг сделал шаг назад по сравнению с просветителями. Но в идеалистической оболочке заключались рациональные идеи о связи, с одной стороны, видов искусства между собою, а с другой – о связи художественного мышления с иными сторонами сознания. Ценными были и конкретные высказывания Шеллинга о трагедии

и романе.

Крупным явлением в немецкой эстетике были труды Канта, В его работе “Критика способности суждения” сделан акцент на теоретической разработке проблем эстетики, эстетического познания и творчества. Наука об искусстве во многом благодаря Канту осуществляла переход от эмпирического этапа к теоретическому.

Вершиной домарксистской эстетики в Западной Европе были труды Гегеля. Его взгляды на литературу и искусство отличались большой противоречивостью.

Это показывают “Лекции по эстетике” Гегеля. Не отрицая познавательной сущности искусства и даже оценивая ее выше, чем это делали предшествующие теоретики, Гегель, однако, сводит великую роль искусства к познанию некоего абсолютного духа в конечном счете продукта субъективного мышления. Но сквозь абстракции философско-эстетической системы прорываются гениальные догадки мыслителя относительно многих конкретных свойств художественной деятельности.

Гегель поставил и глубоко исследовал проблему исторического развития искусства с точки зрения взаимодействия в нем идеи и формы. В гегелевской стадиальности мирового художественного процесса много плодотворного (символические формы-искусство Древнего Востока, классические формы – античное искусство, романтические формы – искусство средних веков до конца XVIII века). Сами конкретные суждения мыслителя, скажем, о символическом или романтическом искусстве часто очень точны.

Попутно заметим, что идеалист Гегель был сторонником реализма. Перспективна сама гегелевская диалектика, хотя и идеалистическая, общечеловеческого процесса и развития художественных форм.

До сих пор актуальны и получают дальнейшую разработку введенные Гегелем категории и термины пауки об искусстве и литературе. К числу важнейших из них надо отнести понятие пафоса, с помощью которого определяется активная (по Гегелю, “главная”) сторона содержания художественного произведения. Сохранила в целом свое значение гегелевская систематизация видов искусства, а также классификация искусства но родовым признакам (хотя концепция лирики у Гегеля несколько узка)-здесь теоретик завершил огромный исторический период в изучении данных проблем.

К тому времени и в нашей отечественной науке об искусстве и литературе были также достигнуты немалые успехи.

В России и до XVIII века существовало немало “риторик”, “поэтик”, “грамматик”, разрозненно, но подчас интересно судивших о словесном творчестве. Но XVIII век дал уже оригинальные теоретические системы, сыгравшие большую роль и в формировании русской пауки о литературе, и в развитии самого художественного процесса в России. Положениями об основном предмете поэзии – человеке, играющем большую историческую роль, о воспитательном назначении искусства Феофан Прокопович сделал вклад в русскую теорию классицизма.

По первые имена среди ученых XVIII века – Тредиаковского и Ломоносова.

Работы Тредиаковского были преимущественно стиховедческими, но часто носили и общетеоретический характер. Говоря о структуре русского стиха (Тредиаковский вместе с Ломоносовым теоретически обосновали силлабо-тоническую систему, которая в течение двух последних столетий господствует в русской поэзии), выдающийся филолог одновременно излагал стройную концепцию поэтических родов и видов, высших и простых, по его терминологии, а также авторского стиля.

Основным предметом исследований Ломоносова была также стихотворная речь. Его работы еще в большей мере, чем у Тредиаковского, отличает широкая теоретико-литературная проблематика. Издавна существовавшие в “риториках” суждения о трех стилях в языке и литературе обрели в трудах великого ученого ясную систему.

Ломоносов установил тесную внутреннюю связь между стилями, родами и видами литературы, при этом он предупреждал против схематизации этой связи. Ломоносов ратовал за обогащение русского литературного языка народными элементами.

Опыт теоретической деятельности двух поэтов XVIIІ века был продолжен в XIX веке. Научные заслуги Тредиаковского и Ломоносова высоко ценил Пушкин, который и сам много размышлял об искусстве и литературе.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

О литературной мысли конца XVIII века