Каковы же эти характерные черты литературы начала XVIII века?



Прежде всего, для произведений данного периода типичен интерес к некоторым новым жанрам, лишь частично использованным в литературном творчестве XVII столетия. Таков жанр лирических, стихотворений, получающий в это время значительное развитие. Таково также драматическое творчество, попытки организации театра только с духовной, но и светской тематикой.

Таковы, наконец, рукописные повести начала века, которые, во многом перекликаясь с повестями XVII столетия, носят в то же время, как правило, характерное название “гисторий” и отличаются

стремлением к принципиально новому решению конфликта между отцами и детьми, к переносу действия на европейскую почву и всяческим подчеркиванием современности, актуальности изображаемых конфликтов.

Для повестей начала XVIII в. весьма типичен бытовизм, тяготение к отображению всех деталей повседневной жизни людей, С одной стороны, это было бессознательным протестом против церковной окраски многих произведений нашей средневековой литературы и отражением общего обмирщения культуры в петровское время; с другой стороны, это свидетельствовало о том, как далеко зашел сдвиг в мировоззрении людей того времени.

Этот сдвиг дал себя знать и в быту, и в личной жизни, и даже в духовном мире литературных героев. Стремление к раскрытию внутреннего мира людей – вторая существенная примета литературы русского предклассицизма.

Это стремление и породило лирику начала столетия, о которой говорилось раньше. Отчасти это стремление к изображению внутреннего мира человека можно видеть также в драматических и повествовательных произведениях начала века. Интерес к внутреннему миру людей тесно связан с усилением внимания к роли личности человека, с переоценкой значения индивидуальной деятельности человека в общественной жизни. Если в средневековой литературе огромную роль играло в развитии сюжета предопределение, рок и конфликт произведений обычно нарастал не благодаря активности героев, а вследствие заранее заданных предпосылок, вследствие вмешательства внешних, обычно потусторонних сил, то теперь все чаще внимание авторов привлекает деятельность человеческой личности.

Очень ярко обнаруживается это в знаменитой повести конца XVII (или начала XVIII в.) о Фроле Скобееве.

Неменьшую роль активное личное начало играет и в повестях о Василии Корнетском, об Александре – российском дворянине, в Отрывке из романа в стихах и в других произведениях. В зачаточном виде в литературе предклассицизма ставится и проблема соотношения личного и общественного, проблема роли личности в общественном процессе, в общественной борьбе. Конечно, здесь можно говорить только о нащупывании проблемы, о первых робких попытках постановки вопроса.

Наиболее интересен в этом отношении Отрывок из романа в стихах, где впервые ставится, к тому же, вопрос об эмансипации женщины.

Интерес к личности приводит к постановке проблемы гражданского долга, гражданских обязанностей члена общества. В литературе данного периода этот вопрос только намечается, находя некоторое развитие в творчестве Феофана Прокоповича, однако постановка этого вопроса была вполне естественным, логичным следствием усиления интереса к личности и ее месту в общественной, жизни.

Пристальное внимание к действительности, окружающей автора, к быту, ко всем проявлениям нового в русской жизни того времени обусловило и уменьшение влияния переводной литературы, произведения которой в довольно значительных количествах проникали в Россию в XVII столетии (так называемая лубочная литература). Сюжеты о Бове, о Василии Златовласом и др. переходят из письменного фонда в устнопоэтический репертуар. Этот процесс шел и в XVII в., но теперь более мобильная, нежели фольклор, письменная литература повернулась лицом к “домашним” сюжетам, к обновленной русской действительности, оставив свой прежний репертуар в распоряжении “низовой”, устной словесности.

В стилистическом отношении литература русского предклассицизма характеризуется тяготением к красочности, экзотичности ситуаций. Это очень заметно как в драматических произведениях, нередко насыщенных мелодраматическими эпизодами, так и в повестях, а также в приподнятом, иногда несколько напыщенном словаре лирических стихотворений. Здесь можно говорить о барочных тенденциях.

Характерно в этом отношении, что Тредиаковский в числе критериев оценки русских стихотворных произведений начала XVIII в. упоминает и о художественных достоинствах как обязательном условии высокого качества произведения. Говоря о стихах Федора Поликарпова, Тредиаковский упоминает, что украшением этих стихов служит “пиитический дух”. Таким образом, первый теоретик русского классицизма, еще весьма близкий по своим взглядам к литературным деятелям начала столетия, уже сознает необходимость художественной оценки поэтической продукции.

Приводя отрывок из стихотворения Петра Буслаева, автора начала века, Тредиаковский восклицает: “В таком случае, что выше сего выговорить возможно! Но что и сладостнее, и вымышленное!”. В цитируемом Тредиаковским отрывке дана красочная и действительно в нашем понимании довольно впечатляющая картина.

Таким образом, художественный вымысел, красота поэтического приема играли в сознании Тредиаковского уже вполне определенную и существенную роль. Напомним, что стихотворения, о которых говорил Тредиаковский в таком духе, все были написаны в течение первой трети XVIII в.

Эта приподнятость образной системы, стремление к необычности и порой даже иррациональности тропа будут впоследствии характерны и для ломоносовских од. В развитом русском классицизме такой стиль встретит, однако, решительное противодействие со стороны Сумарокова и некоторых позднейших писателей. В период своего расцвета русский классицизм сохранит в своей поэтике многие принципы, свойственные литературным представлениям начала столетия, но в литературе классицизма значительная роль традиции будет поддерживаться не техникой творчества (как в произведениях начала XVIII в.), а мировоззренческой установкой – типичным для классицизма центризмом, рационализмом.

Так или иначе, литература первых трех десятилетий XVIII столетия, представляя собой пеструю смесь различных стилевых устремлений, несомненно обладает вместе с тем и некоторым идейным и стилистическим единством, что мы стремились показать, подводя итоги сказанному ранее. Эта литература находится в несомненном родстве со своей преемницей – литературой русского классицизма. Наиболее характерной фигурой предклассицизма начала века безусловно явился Феофан Прокопович, поэтому его творчеству и было уделено больше внимания, чем творчеству остальных писателей.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Каковы же эти характерные черты литературы начала XVIII века?