Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века



Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века продолжала развиваться в русле эстетики, хотя в это время вычерчивался поворот “от старой “риторической” теории к новой, “эстетической”. Один из исследователей тех времен в этой связи отмечал: “Обращая внимание на развитие теории прозы и поэзии у древних и новых писателей, видим, что первая, начавшись с правил витийства, впоследствии приняла в себя и другие виды прозы, соединилась с теорией поэзии и составила систему науки словесности или теорию словесности; вторая,

начав с наблюдений над поэзией, слишком важной и драматичной, потом развилась в учение о поэзии и других искусствах, покорившись принципам изысканного мастерства по философскому их исследованию и составила систему науки искусств, прекрасного, эстетики”.

В 10-30-ые годы теория литературы как отдельная научная дисциплина в России не фигурировала, а входила в состав поэтики и риторики, которая традиционно читалась в начальных заведениях, в частности в Харьковском университете. Первый ректор университета Иван Степанович Рижский (1761 – 1811 гг.) на основе своих лекций издал книги “Опыт риторики” (1802,

1805 гг.), “Наука стихотворства” (в 1811 г.), позже вышел его труд “Введение в круг словесности” (в 1816 г.), которые были первыми в России систематизированными учебниками, главными принципами строения которых была классицистическая теория наследования.

Опираясь на западно­европейские авторитеты (Буало, Батте, Этенбург, Блер), а также опыт Ломоносова, И. С Рижский считал, что предмет искусства, а также основные эстетические категории являются неизменными, но вечными. Изменения могут испытать лишь возможности человека обнаружить и понять суть прекрасного в природе и искусстве. Человек, будучи неотъемлемой частью природы, должен свойство отображать ее с помощью ума и чувств, и именно настоящий акт составляет фундамент художественного подражания природе.

Осуществляя подобный акт, художник может “украшать и даже переделывать ее (природу. – О. Г.) на свой вкус”. То есть идет речь о таких свойствах творческого процесса, как фантазия, художественный вымысел, прямо связанный с мерой таланта автора. Интересным является мнение И. С. Рижского о преимуществах своего, национального в жизни и творчестве, поскольку “неумно пренебрегать свое собственно, если оно ни в чем не уступает чужому”.

Последователями и учениками И. С Рижского были И. Срезневский, М. Пасен де Совинь, а также являются Филомафитский, В. Джунковский, А. Могилевский и другие. Его влияние является заметным и в выданных в Харькове учебных пособиях А. Могилевского “Риторика” (в 1817 г.), И. Срезневского “Опыт краткой риторики” (в 1822 г.), В. Джунковского “Об изящных искусствах у греков и их влияние на нравственность” (в 1819 г.). Ученики И. С. Рижского разделяли его мысли о высоком предзначении искусства, его важную миссию в процессе морального и эстетичного воспитания личности, закаливании характера, развития благородных чувств. Евграф Филомафитский в “Украинском вестнике” (в 1816 г., кн.

9) предложил два подхода к анализу художественных произведений древних и новых поэтов – синтетический и аналитический. “Синтетически разбирать значит: смотреть вдруг на все целое, отделяя потом от него часть за частью, раздробляя дальше эти части и доходить, наконец, к наименьшим подробностям для того, чтобы видеть, что это за подробности и какие составляют целое? Аналитически разбирать значит, напротив, брать наименьшие подробности, рассматривать их, совмещать с большими, с большими и, наконец, доходить до целого – также, чтобы видеть, какое это целое?”. Один из последователей первого ректора Харьковского университета А. Гевлич, чьи мировоззренческие позиции испытали влияние идей французских материалистов и идеализма Канта, видел корни эстетичного идеала художника в природе (как и классицисты), но не находил их в готовом виде: “Они (идеалы.) в нашем воображении и служат украшением поэзии и свободным искусствам”.

Диссертация А. Гевлича “Об изящном” (в 1818 г.) свидетельствует о том, что ее автор также считал нужным учитывать национальную специфику художественного творчества. 10-30-ые годы в украинском литературоведении – это время, когда начали разрушаться устоявшиеся классические каноны и очерчиваться определенные шаги в направлении к новому, лучшему пониманию природы и назначения словесного искусства. Становление новой украинской литературы, которое происходило в этот период, проникновение в Украину идей немецкой идеалистической философии дали толчок последующему развитию теоретико-литературной мысли, одним из признаков чего были труды харьковского ученого Я. Кронеберга (1788- 1838 гг.). “Амалтея, или Собрание сочинений и переводов, относящихся к изящным искусствам и древней классической словесности” (т.

1-3, 1825-1828 гг.), “Исторический взгляд на эстетику” (в 1830 г.), “Материалы для истории эстетики” (в 1831 г.), “Минерва” (в 1835 г.) и тому подобное. Критикуя классическую теорию наследования, правила трех единств, И. Я. Кронеберг считал, что художник является органической частью творческого духа природы. Он имеет право на художественную переработку жизненного материала.

Художественное произведение составляет неразрывное единство формы и содержания, реального, но идеального.

Основные идеи Кронеберга были созвучны тем, которые стали производиться на эмпирическом уровне в творческой практике украинских литераторов, в частности в некоторых высказываниях И. Котляревского, П. Гулака-Артемовского, Г. Цветки-Основьяненко, Е. Гребенки и других. Предисловие М. Максимовича к сборнику “Малороссийские песни” (в 1827 г.) была если не первой попыткой научного анализа устного народного творчества.

“Одной из приметных особенностей литературной критики первой половины XIX ст. – считает П. Федченко, – является то, что разработка теоретических вопросов литературного развития не принадлежала исключительно к монополии профессиональных эстетиков, критикам. Активное участие в ней всегда принимали и писатели, начиная от Г. Цветки-Основьяненко и М. Шашкевича, М. Костомарова и А. Метлинского до П. Кулиша и Т. Шевченко”. Важное место среди критических трудов этих суток занимает “Суплика к господину издателю” Г. Цветки-Основьяненко (в 1834 г.), своеобразный литературный манифест, в котором отстаивались права украинского народа на собственную литературу решительно осуждались его недругами, определялись эстетичные принципы отечественной литературы.

Одной из самых актуальных появлялась потребность писать художественные произведения живым народным языком: “Как говорим, так и писать нужно”. Подобный характер имели также критические труды, художественная практика М. Максимовича, И. Срезневского, А. Метлинського, Е. Гребенки, О. Бодянского, эпистолярное наследство Г. Цветки-Основьяненко, М. Максимовича.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Литературно-теоретическая мысль в России первой трети XIX века