Агнеса (персонаж комедии Ж. Б. Мольера “Школа жен”)



Вл. А. Луков. Французская литература (XVII век – рубеж XVIII века) Агнеса (персонаж комедии Ж. Б. Мольера “Школа жен”) пер. Вас.

Гиппиуса).

При первом появлении на сцене Агнеса именно такова: жалуется на блох, мешающих спать, говорит о ночных рубашках и колпаках, которые она сшила для Арнольфа. Наивность отмечает в ней и Орас, сын давнего друга Арнольфа, который, не догадываясь о том, что Агнеса – его воспитанница, признается Арнольфу в любви к девушке и ругает ее опекуна, прячущего ее от света. “Источник: другой день какая-то старушка

рассказала о том, что накануне Агнеса ранила молодого человека в сердце. “Ума не приложу, – старушке я сказала, – Уж не с балкона ль что тяжелое упало?” (Акт II, явл. 6).

Так и не поняв, что произошло, но всегда готовая откликнуться на горе (“Цыпленок ли умрет – и то не скрою слез”), Агнеса принимает юношу, который сразу излечивается, твердит ей слова любви, целует руки – все это Агнеса наивно доверяет Арнольфу, с трудом скрывающему ревность и злость. Тот нравоучительно объясняет Агнесе, что нельзя принимать нежности и сладкие слова от мужчины до брака: “Одним замужеством снимается вина”

(Акт II, явл. 6), и попадает в неожиданную ловушку. Агнеса с радостью соглашается на брак, Арнольф готов к нему немедленно, Агнеса – тоже.

И вдруг Арнольф выясняет, что она имеет в виду брак не с ним, а с молодым кавалером. Разгневанный опекун требует, чтобы Агнеса прогнала юношу, и обещает тайно проследить, как она это сделает. “Источник: каждодневными упражнениями” неизвестного автора, с которым Арнольф полностью согласен: муж берет жену лишь для себя (1-е), жена должна одеваться лишь в соответствии с желанием мужа (2-е), не краситься и не строить глазки (3-е), избегать нравиться другим (4-е), не устраивать у себя приемы (5-е), не брать подарков от мужчин (6-е), не писать писем (7-е), не ездить в собрания (8-е), не играть в карты (9-е), не ездить за город на прогулки: “Всегда расплачивается муж, Когда жена гуляла много” (Акт III, явл. 2). На 11-м правиле Арнольф прерывает чтение Агнесы, оставляя ей возможность изучить другие правила самостоятельно.

Мольер так строит роль Агнесы, что в III действии она, кроме чтения этих правил, не произносит ни слова. Но именно в эти минуты происходит ее преображение. Только что она прогнала Ораса и бросила вдогонку камень, что с удовлетворением наблюдал из укрытия Арнольф.

Но пришедший к нему посоветоваться Орас, все еще не знающий, что Арнольф и есть тот злой опекун, который ограничивает свободу Агнесы, читает ему письмо девушки, брошенное вместе с камнем: “Я начинаю понимать, что меня до сих пор держали в неведении, и боюсь сделать что-нибудь недолжное или сказать больше, чем следует”, – пишет Агнеса Орасу. Она ни разу не произносит слово “любовь”, но, несомненно, испытывает это чувство: “По правде говоря, я не знаю, что Вы со мной сделали, но чувствую, что для меня нож острый – по наущению других сделать что-нибудь Вам неприятное, что мне стоило бы величайшего труда расстаться с Вами и что я была бы счастлива принадлежать Вам” (Акт III, явл. 4).

А “любовь – учитель чудный, Чем не был никогда, с любовью стать нетрудно; И стоит выслушать ее немой урок – Переменяешь нрав, и в самый краткий срок. (…) Она в ленивого живой огонь вселяет И остроумием невинность наделяет”, – уверяет Орас Арнольфа, формулируя единственное правило “школы любви” (Акт III, явл. 4). “Источник: где, прячась в шкафу от разгневанного опекуна, он слышал сцену ревности. Агнеса просила своего возлюбленного прийти ночью и договорилась с ним об условных знаках. Арнольф вне себя от ревности и злости, а советы его друга Кризальда не придавать проблеме неверности жены слишком большого значения только распаляют его.

Появление Агнесы в V действии подтверждает, что любовь сделала ее другой. Бежав с Орасом, который все так же по неведению попросил Арнольфа укрыть на некоторое время беглянку, Агнеса попадает прямо в руки своего опекуна. Агнеса смело признается в любви к Орасу: “Моя ль вина, что с ним сильнее сердце бьется?” (Акт V, явл. 4).

У Арнольфа была такая же возможность внушать любовь, но он не вызвал ответного чувства, как Орас: “Да, в этом сведущ он, как видно, больше вас. Внушить любовь ему труда не составляло”, – говорит Агнеса опекуну, который может только осыпать бранью поумневшую воспитанницу: “Ах, дрянь! Каков ответ!

Как рассуждать-то стала!” (Акт V, явл. 4). Арнольф не в состоянии сломить ее убежденности и принимает решение отправить Агнесу в монастырь. То, что может сделать Агнеса как определенный характер, исчерпано.

Остальное возложено на игру случая. Появившийся отец Ораса Оронт требует от сына женитьбы на дочери своего друга Энрика. Арнольф, которого Орас все так ж
е по ошибке просит за него заступиться перед отцом, настаивает на этом браке, который, как ему кажется, освобождает Агнесу от домогательств Ораса. Только тут молодой человек узнает, что Арнольф и злобный опекун Агнесы г-н де ла Суш – одно лицо. Но развязка в комедии счастливая для влюбленных: оказывается, что Агнеса и есть та девушка, которую сватают Орасу. Она рождена в тайном браке Энриком и сестрой Кризальда Анжеликой.

Энрик должен был некоторое время скрываться на чужбине, Агнеса была отдана на воспитание в деревню, где кормилица уступила ее Арнольфу. Все рады, кроме Арнольфа, который в возмущении, не в силах сказать ни слова, уходит. Прославляя свободное, гуманное воспитание, право человека на брак по любви, оправдывая поступки людей, продиктованные естественными чувствами, Мольер выступал против морали своего времени, согласно которой Агнеса должна была выйти за своего воспитателя Арнольфа, каким бы он ни был, поэтому драматург, вставший на сторону естественного чувства Агнесы, многими упрекался в безнравственности, что нередко бывает с писателями, опережающими свою эпоху.

В образе Агнесы он предвосхищал просветителей, рисовавших “естественного человека”, не испорченного цивилизацией. Но для Мольера “естественный человек” еще составляет предмет для смеха, хотя и не злого. Только одно приветствует драматург в “естественном человеке” – его природные склонности, натуральные чувства, которыми он руководствуется в своих поступках.

Образ Агнесы развивает образ Изабеллы из мольеровской “Школы мужей”. Мотив тайны рождения героини, восходящий к античности, возрождается Мольером (см. также Гарпагон), его роль будет возрастать в драматургии XVIII – начала XIX века. Заметно влияние итальянской комедии масок (парная маска Влюбленных, сюжет, основанный на препятствиях в их любви, чинимых старым опекуном). Некоторые детали роли Агнесы обсуждаются героями комедии Мольера “Критика “Школы жен””, а также персонажами ответных “Критик”, написанных противниками драматурга. “Источник: исполнении Дебри, которая была примерно на два года старше Мольера (ей было более 40 лет).

Очевидно, как и Мольер, подчеркивавший однозначную комичность Арнольфа (в его исполнении это был пузатый старик, кичащийся своим богатством), Дебри однозначно высвечивала положительные качества Агнесы, что соответствует жанру комедии-“школы”. Но с точки зрения зрителя XX века, “эта роль предлагает бесконечное разнообразие трактовки, в зависимости от того, захочет ли актриса оттенить наивную грацию героини или подчеркнуть своей игрой двусмысленность иных реплик: ангел или продувная бестия – все что угодно в этом промежутке. (…) Сущность ее натуры остается тайной; как и вся комедия, она развивается под знаком двусмысленности” (Ж. Бордонов. “Мольер”).

Текст: Мольер Ж. Б. Собр. соч. : В 2 т. М., 1957. Т. 1.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Агнеса (персонаж комедии Ж. Б. Мольера “Школа жен”)