Сочинение: Трагическое и жизнеутверждающее в рассказе Ф. М. Достоевского “Мальчик у Христа на елке”



Вопрос экзаменационного билета (билет № 7, вопрос 2)

Трагическое и жизнеутверждающее в рассказе Ф. М. Достоевского “Мальчик у Христа на елке”

Творчеству Федора Михайловича Достоевского присущ традиционный для русской литературы девятнадцатого века интерес к жизни “маленького человека”. Их образы с сочув­ствием выписаны во многих его произведениях, начиная с са­мого первого – романа “Бедные люди”. Выдающийся критик Виссарион Григорьевич Белинский ценил это произведение прежде всего за “гуманную мысль”.

Он писал: “Честь и слава молодому поэту, муза которого любит людей на чердаках и в подвалах и говорит о них обитателям раззолоченных палат: “Ведь это тоже люди, ваши братья!” Писатель продолжал раз­работку этой темы и в последующих своих произведениях – таких, как “Записки из Мертвого Дома”, романы “Униженные и оскорбленные”, “Преступление и наказание”, и других. Осо­бенно волновало Достоевского положение обездоленных де­тей. Ему принадлежит знаменитая фраза о том, что никакое светлое будущее не стоит слезинки

одного ребенка.

Судьбе несчастных детей и посвящен его рассказ “Мальчик у Христа на елке”.

Это произведение можно отнести к жанру так называемых святочных рассказов. Традиция жанра состоит в том, чтобы накануне светлого праздника Рождества Христова пробудить добрые чувства в душах людей. Обычно святочные рассказы непременно заканчивались счастливым концом, как, напри­мер, в “Рождественских повестях” Чарльза Диккенса, чье вли­яние ощутимо во всем раннем творчестве Достоевского.

Но в рассказе “Мальчик у Христа на елке” писатель отсту­пает от традиции. Его маленький безымянный герой не полу­чает рождественского подарка от окружающих его людей, а находит счастье и упокоение на елке у Христа, то есть в Цар­ствии Небесном.

В самом начале автор подчеркивает, что рассказывает вы­думанную историю: “…ведь я сам знаю наверно, что сочинил, но мне все мерещится, что это где-то и когда-то случилось, именно это случилось как раз накануне Рождества, в каком-то огромном городе и в ужасный мороз”.

И в дальнейшем повествовании подчеркивает, что на самом деле этой истории не было, она будто бы приснилась писате­лю: “Мерещится мне, был в подвале мальчик, но еще очень маленький, лет шести или даже менее. Этот мальчик проснулся утром в сыром и холодном подвале. Одет он был в какой-то халатик и дрожал…

Ему очень хотелось кушать”.

Однако ребенка накормить некому. “Напиться-то он где-то достал в сенях, но корочки нигде не нашел и раз в десятый уже подходил разбудить свою маму. Жутко стало ему, наконец, в темноте: давно уже начался вечер, а огня не зажигали. Ощупав лицо мамы, он подивился, что она совсем не двигается и ста­ла такая же холодная, как стена”.

Ребенок не понимает, что его мама умерла, он только чув­ствует, что она не даст ему еды, и тогда он в отчаянии выходит на улицу, где сильный мороз.

“Господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой-нибудь, – тщетно мечтает малыш, – и так больно стало вдруг пальчикам…” Но некому позаботиться о нем, никому он не нужен: “Мимо прошел блюститель порядка и отвернулся, чтоб не заметить мальчика”.

А тем временем жители города готовятся встретить Рожде­ство. Вот мальчик видит в одном из домов “…большое стекло, а за стеклом комната, а в комнате дерево до потолка; это елка, а на елке сколько огней, сколько золотых бумажек и яблоков, а кругом тут же куколки, маленькие лошадки; а по комнате бегают дети, нарядные, чистенькие, смеются и играют, и едят, и пьют что-то”.

Но и нарядным, чистеньким детям нет никакого дела до го­лодного замерзающего ребенка. А тут еще ему наносят неза­служенную обиду: “…большой злой мальчик стоял подле и вдруг треснул его по голове, сорвал картуз, а сам снизу поддал ему ножкой. Покатился мальчик наземь, тут закричали, обо­млел он, вскочил и бежать-бежать, и вдруг забежал сам не знает куда, в подворотню, на чужой двор, – и присел за дровами: “Тут не сыщут, да и темно”.

С этого момента и тон, и обстановка рассказа меняются. В чужом дворе ребенок нашел успокоение:

” – Пойдем ко мне на елку, мальчик, – прошептал над ним вдруг тихий голос.

Он подумал было, что это все его мама, но нет, не она; кто же это его позвал, он не видит, но кто-то нагнулся над ним и обнял его в темноте, а он протянул ему руку и… и вдруг, – о, какой свет! О, какая елка! Да и не елка это, он и не видал еще таких деревьев! Где это он теперь: все блестит, все сияет и кру­гом все куколки, – но нет, это все мальчики и девочки, толь­ко такие светлые, все они кружатся около него, летают, все они целуют его, берут его, несут с собою, да и сам он летит, и ви­дит он: смотрит его мама и смеется на него радостно…”

И мы догадываемся, что это Христос призвал к себе малы­ша: “У Христа всегда в этот день елка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки…” Мы понимаем, что бедный сиротка умер от холода и голода, что его душа отлетела в мир иной. Там он увидел таких же, как он сам, детей: “…мальчики эти и девочки все были все такие же, как он, дети, но одни за­мерзли еще в своих корзинах, в которых их подкинули на лес­тницы к дверям петербургских чиновников, другие задохлись у чухонок, от воспитательного дома на прокормлении, третьи умерли у иссохшей груди своих матерей, во время самарского голода, четвертые задохлись в вагонах третьего класса от смра­ду, и все-то они теперь здесь, все они теперь как ангелы, все у Христа, и Он сам посреди их, и простирает к ним руки, и бла­гословляет их…”

А в земной жизни “…наутро дворники нашли маленький трупик забежавшего и замерзшего за дровами мальчика…”

Рассказ заканчивается авторским объяснением с читателями:

“И зачем же я сочинил такую историю?.. Мне все кажется и мерещится, что все это могло случиться действительно, – то есть то, что происходило в подвале и за дровами, а там об елке у Христа – уж и не знаю, как вам сказать, могло ли оно слу­читься, или нет? На то я и романист, чтоб выдумывать”.

В этих последних словах заключена горькая ирония писа­теля. Он обличает общество, бросающее на произвол судьбы десятки и сотни несчастных маленьких детей, лишенных

родительской заботы, и только Христос может утешить их и повести за собой в Царствие Небесное.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сочинение: Трагическое и жизнеутверждающее в рассказе Ф. М. Достоевского “Мальчик у Христа на елке”