Криминальный мир в романе “Приключения Оливера Твиста”

Чарльз Диккенс изобразил Уголовный Лондон очень реалистично, ведь преступная банда Фейгина изображена не только во всей своей бытовой конкретности и преступной деятельности, но и с значительной глубиной психоанализа характеров ее членов.
Писатель тонко чувствовал тенденцию романтизма к идеализации, “лакировка” образов разбойников, изображение их в приукрашенном виде. Стоит признать, что в формировании такой традиции определенную роль сыграла идеализация образа так называемого “благородного разбойника” еще в фольклоре, например, английские баллады о Робин Гуде. Для народа такой образ был хотя и призрачной, но не единственной надеждой на справедливое наказание преступных чиновников и богачей (королевский суд можно купить, а вот “благородный разбойник” установит истинную справедливость).
Восхищались этим образом и писатели-романтики с их вниманием, как к фольклору, так и к личности мятежного одиночки-изгоя с темным загадочным прошлым. В то же время этот образ, растиражированный и “романтизированный” на тысячах страницах мировой литературы, сломал судьбу не одному юноше или девушке. Ведь люди, особенно в молодом возрасте, часто видят в жизни разбойников только светлые стороны, воспринимают романтический идеальный “антураж”, вследствие чего иногда выбирают неверный жизненный путь.
Итак, Диккенс драматизирует Криминальный мир, показывая его истинное лицо. Каково же она, изображенная на страницах произведения ежедневная жизнь вора? В чем проявляются его чары для неопытных подростков? Писатель прекрасно ориентируется в романтических штампах: поездки на лошадях при луне, загадочные пещеры, наполненные изысканными яствами и роскошной одеждой.

Это красиво описано в литературе, однако, в реальной жизни все не так. Автор одним-двумя штрихами рисует жизнь вора: “Мокрые, холодные, ночные улицы Лондона, по которым разгуливают, в поисках приюта, воры; немытые, наполненные всеми возможными пороками; вертепы голода и болезней; потертая одежда, которая еле держится на плечах, – что здесь соблазнительного?” Более того, иногда употребление красивых слов, “романтизация” преступления вроде снимает его остроту и отвращение, но писатель-реалист сорвал маску с такой “игры терминами”.
Писатель отчетливо видит и показывает читателям корни и источники, которые питают преступный мир. Это, прежде всего бедность, толкающая честных людей на скользкий путь преступления. Когда маленький Оливер, убежав из работного дома, едва не умер с голода у Пройди, одного из членов банды Фейгина, на “кусок ветчины и буханку двуфунтового хлеба” деньги нашлись.
Воспитательный потенциал романа Диккенса реализуется на всех его уровнях, в том числе и в репликах и монологах самих воров. Вот как комментирует Билл Сайкс, один из самых опасных бандитов, судьбу малолетнего преступника, который после ареста своего отца покинул воровское ремесло и получил профессию подмастерья: “Отца посадили за решетку, а мальчишку забрало организация воспитания малолетних преступников, лишила его ремесла и отличного заработка, научила его писать и читать, и кто он теперь после этого? Ничтожный подмастерье! Вот что они с нами могут сделать!..

Если бы у нас было вдоволь денег (слава Богу, что их нет!), нам и для нашего ремесла за пару лет не осталось бы и полсотни ребят”. Итак, по словам Сайкса, если не было бы бедности, то и не было бы и преступлений. И эта позиция созвучна убеждениям гуманиста Диккенса.
Чарльз Диккенс искренне верил в бессмертие и конечное торжество идеалов справедливости и добра, поэтому его произведения обычно завершаются счастливо. Причем это касается как сказочно-фантастических ( “Рождественская песня в прозе” , где скупой Скрудж вдруг становится добрым и щедрым человеком), так и реалистических романов, вроде “Приключения Оливера Твиста”. И хотя такие счастливые развязки часто не мотивированы и не соответствуют реальной действительности, а является следствием случайного стечения обстоятельств (мотивы “больших надежд” и “счастливого случая” – ключевые в творчестве писателя), но добро таки вознаграждается, а на преступников ожидает неминуемая расплата.
При этом нужно отметить, что, по мнению Диккенса, более сильной и более страшной карой является не официальное правосудие, в честности и компетентности которого он очень сомневается, а угрызения совести. Очевидно, сказывался опыт журналистской работы, приобретенный писателем в юности, в частности репортажи с судебных заседаний. Достаточно вспомнить бездушие пьяницы судьи или то, что лондонская полиция имела определенные связи с бандитами.

Поэтому брат Оливера, Монкс, боится не столько полиции, судей или виселицы, сколько угрызений совести.
Не случайно Фейгин сходит с ума в тюрьме, а Сайкса до самой смерти преследуют глаза убитой им Нэнси: “Не надо говорить, что убийцы иногда избегают правосудия, и не надо гадать, что провидение способно задремать… Только одно то бесконечное мучительное мгновение этого невыносимого ужаса, только стоит сотни смертных кар”.
Названные проблемы являются основными в романе выдающегося писателя-гуманиста.



Криминальный мир в романе “Приключения Оливера Твиста”