Гринев или возраст счастливой юности

Семнадцатилетним юношей вступил в самостоятельную жизнь Гринев и волей обстоятельств – “пугачевщины” – попал в орбиту восстания, которое “чудесно” изменило его жизнь. Участвуя в событиях, он сохранил честь – проявил храбрость, благородство, честность/Сбереженная с молодости честь позволила Гриневу на склоне его жизни,”когда он писал воспоминания, быть благородным в описании всего виденного, быть честным, быть благодарным за добро Пугачеву. Честь помогла быть искренним и в неприятии вооруженной борьбы народа, и в симпатиях к своему “странному приятелю” Пугачеву.

Отсутствие стройной системы убеждений определило известную свободу поступков – ему, юному офицеру-дворянину, еще чужд социальный стереотип мышления и поведения. И, несмотря на то, что социальный инстинкт подсказывал отрицательное отношение к “бунтовщикам”, мятежникам, “преступникам”, Гринев в реально возникавших ситуациях больше доверял личным впечатлениям. Как дворянин он считал, что бунтовщик Пугачев – злодей и враг.

Как человек, испытавший на себе его милости, он полагал своим долгом сказать правду о его поведении, не считаясь с тем, что она противоречит официальному мнению о Пугачеве. Личный опыт оказывался более значимым, чем социальный. Именно такой честный свидетель-мемуарист и нужен был Пушкину.

Создание образа рассказчика Гринева – замечательная победа Пушкина, автора “Капитанской дочки”.

Честность Гринева-мемуариста позволила ему раскрыть никому не ведомую правду о руководителе восстания Пугачеве, а значит, и правду о народной борьбе за свободу. Попав в драматическую ситуацию – оренбургский губернатор отказывается помочь з освобождении Маши Мироновой из-под власти Швабрина,- Гринев принимает совершенно “неправильное”, с дворянской точки зрения, решение – обратиться за помощью, за справедливостью к Пугачеву!

Вспомним сцену: Пугачев и Гринев едут выручать Машу. Пугачев спрашивает:

“- О чем, ваше благородие, изволил задуматься? – Как не задуматься,- отвечал я ему.- Я офицер и дворянин; вчера еще дрался противу тебя, а сегодня еду с тобой в одной кибитке, и счастие всей моей жизни зависит от тебя. Что ж? – спросил Пугачев.- Страшно тебе? Я отвечал, что, быв однажды уже им помилован, я надеялся не только на его пощаду, но даже и на помощь. – И ты прав, ей-богу прав! – сказал самозванец…

Ты видишь, что я не такой еще кровопийца, как говорит обо мне ваша братья”.

Мемуарист ничего не скрывал от потомков – ни своих поступков, ни своих раздумий: “Я думал также и о том человеке, в чьих руках находилась моя судьба и который по странному стечению обстоятельств таинственно был со мною связан”.

Как видим, избрание рассказчиком Гринева себя оправдало – он отлично и честно выполнял ответственную роль свидетеля. Этому благоприятствовало и то обстоятельство, что рассказчиком был писатель. Гринев сообщал о себе, что еще в Белогорской крепости в нем “пробудилась охота к литературе.

По утрам я читал, упражнялся в переводах, а иногда и в сочинении стихов”. После пугачевского восстания Гринев продолжал свои литературные занятия – писал стихи. Он сообщает: “…Опыты мои, для тогдашнего времени, были изрядны, и Александр Петрович Сумароков… очень их похвалял”. Гринев “был – освобожден от заключения в конце 1774 года”.

Сумароков, прославленный русский поэт, умер в 1777 году. Следовательно, со стихотворными опытами Гринева он познакомился в 1775-1776 годах.

Любовь к литературе и обусловила решение Гринева заняться написанием мемуаров. Избрание мемуарной формы романа – еще одно свидетельство необыкновенной исторической зоркости и исторической чуткости Пушкина. Дело в том, что характерной особенностью духовного развития людей XVIII века было их стремление вести автобиографические записки, писать мемуары, желание рассказать о своей жизни и своем времени.

Пушкин в течение всей своей сознательной жизни изучал историю русского XVIII века – политический и социальный строй самодержавного государства, быт, культуру народа и образованного общества, литературу, искусство, театр. Так он столкнулся с фактами ведения автобиографических записок и известными историческими лицами (Екатериной II, Е. Р. Дашковой), и известными писателями (Г. Р. Державиным, И. И. Дмитриевым), и простыми людьми.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Гринев или возраст счастливой юности