Как изображается народ в поэме “Железная дорога”?



Н. А. Некрасов написал поэму “Железная дорога” (в некоторых разборах это произведение называется стихотворением) в 1864 году. Тема поэмы – изображение народной жизни, идея – гневное возмущение автора бесчеловечными условиями жизни народа. Сюжет произведения прост: по Николаевской железной дороге едут пассажиры, среди них важный генерал, его маленький сын Ваня и автор-рассказчик. Поэма представляет собой разговор Вани с автором, толчком к которому стал вопрос мальчика, данный как эпиграф: “Кто построил эту железную дорогу?”.

Ответ

отца-генерала был такой: “Граф Петр Андреевич Клейнмихель”. Упомянутый граф имел скандальную славу на всю Россию. Сначала он был адъютантом у Аракчеева, потом – у самого царя, попутно имел чин генерала при Главном штабе и управлял военными поселениями, которые составили позорную страницу в истории России.

Автор-рассказчик возражает папаше: дорогу построил не граф Клейнмихель, он был директором акционерного общества, занимающегося строительством первой в России протяженной железной дороги (пригородная железная дорога Петербург – Павловск уже функционировала), и прославился на этом посту

колоссальными взятками и злоупотреблениями. По мнению рассказчика, Николаевскую “железку” построили простые русские мужики, которых согнал на строительство “царь-голод” (II).
Бюрократической точке зрения, которую высказывает папаша, автор-рассказчик противопоставляет народническую точку зрения. Она родилась в противовес бюрократической, так как сторонники последней презрительно относились к труду рабочих, считая их безмозглы ми пьяницами. Однако обе точки зрения односторонни: конечно, Николаевскую железную дорогу построил не проворовавшийся граф, но и не только безграмотный мужик с лопатой. Очевидно, это сложное строительство – дело ума и рук множества людей: рабочих, инженеров различного профиля, геодезистов, подрядчиков и т. д.
Рассказчик рисует картину тяжелого труда строителей, которые тысячами умирали от голода, болезней, непосильной работы Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то все косточки русские…
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты? (II)
Рабочие, не имея никаких инструментов, кроме лопат, топоров и кувалд, осушали болота, сооружали железнодорожную насыпь, практически голыми руками укладывали шпалы и рельсы. В своем воображении рассказчик оживляет умерших на строительстве мужиков, которые обращаются к Ване:
Братья! Вы наши плоды пожинаете!
Нам же в земле истлевать суждено…
Все ли нас, бедных, добром поминаете
Или забыли давно? (II)
Автор обращает внимание мальчика на трудолюбие, добросовестность, терпение народа, благодаря которым появилась эта железная дорога:
Эту привычку к труду благородную
Нам бы не худо с тобой перенять…
Благослови же работу народную
И научись мужика уважать. (II)
Поводом для нового поворота в разговоре автора и Вани послужило строгое замечание папаши-генерала: автор, по мнению генерала, уж очень восхваляет народ, а на самом деле творческим талантом обладают единицы – избранные мастера, возвышающиеся над толпой:
Ваш славянин, англосакс и германец
Не создавать – разрушать мастера,
Варвары! дикое скопище пьяниц!.. (III)
Папаша заявляет это, с комфортом путешествуя по железной дороге, которую построили эти самые презренные пьяницы! Далее он требует, чтобы рассказчик перестал пугать мальчика мертвецами и изобразил какую-нибудь “светлую” картину. Так за гимном народному труду Некрасов помещает приятную для папаши, но грустную для рассказчика картину, которая показывает покорность, забитость мужиков-строителей.
Толстый, красный подрядчик приезжает расплачиваться с рабочими. После его расчета получается, что мужики ничего не заработали, так как хозяин вычел из зарплаты “прогульные” и “больные” дни. Строители только чешут затылки, но когда купчина “для-ради праздника” дарит им бочку вина, все радостно кричат “ура!”:
Кто-то “ура” закричал. Подхватили
Громче, дружнее, протяжнее… Глядь:
С песней десятники бочку катили…
Тут и ленивый не мог устоять! (IV)
Мало того, благодарные мужики, забыв, что их только что бессовестно обманули с жалованием, сами впрягаются в телегу и мчат купца по дороге. Эта картинка очень напоминает знаменитый финал “Мертвых душ” – птицу-тройку, что бойко и необгонимо несется вдаль; только у Некрасова птица-тройка дана как карикатура на боговдохновенную Русь Гоголя.
Итак, Некрасов написал поэму “Железная дорога” в самый разгар крестьянских волнений, происходивших накануне и сразу после от мены крепостного права. Эти беспорядки, с одной стороны, подтолкнули давно назревшую реформу 1861 года, а с другой стороны, привлекли внимание общества к положению и настроению народа.
Революционные демократы хотели представить русских мужиков стихийными (природными) революционерами, что было далеко от правды. Однако нет правды и в помещичьем взгляде на мужиков, будто они дикие варвары, безмозглая толпа. Некрасов, изображая народ, демонстрирует более трезвый взгляд: народ способен на великие дела, но одновременно покорен, темен, совершенно неразвит, он смиренно (а не вдохновенно) работает и безропотно переносит не только объективные трудности, но и обиды от хозяев и чиновников.

Горькая ирония автора отразилась в “светлой” картине народного “праздника” с бочкой вина от вора-подрядчика.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Как изображается народ в поэме “Железная дорога”?