Цыбулько 2017 Вариант 29 по тексту Катаева Вспоминаю, как в середине двадцатых, разговорившись, подошли мы к памятнику Пушкину (ЕГЭ по русскому)



Всякий раз, с наступлением в государстве политических или социальных изменений, меняются города, их архитектура, наименование улиц. Это считается знаком наступающих перемен в обществе, и одновременно, попыткой уничтожения памяти.

Именно проблема, связанная с исчезновением достопримечательностей культуры и памятников искусства, освещается в тексте, написанном русским журналистом и писателем Валентином Катаевым. Автор знакомит своего читателя с примерами переносов памятников с одного места на другое – они в какой-то момент, “как

шахматные фигуры”, перемещаются.

По мнению писателя, те, кто привык к созерцанию памятника на старом месте, по-прежнему видят его здесь, хотя уже и в роли призрака.

С огромной долей горестных переживаний В. Катаев рассказывает об уничтожении памятников нашего исторического прошлого. Примером невосполнимых потерь такого рода стали для писателя Страстной монастырь наряду с Водопьяным переулком, а также их архитектурные сооружения. Автор текста проводит аналогию между этими достопримечательностями и своеобразными призраками.

По его убеждению, посредством уничтожения памятников происходит искажение

облика городов, и разрушение исторической памяти, по причине чего души людей наполняются горечью.

Действительно, людям, привыкшим видеть памятники архитектуры, которые подверглись сносу, свойственно чувствовать собственную потерянность из-за их исчезновения. Хотя существует еще худший вариант развития событий: тем, кто никогда не сможет видеть этих памятников, не удастся почувствовать свою связь с историческими событиями, свидетелями, свершения которых стали эти сооружения.

Старожилы любого города смогут описать историю крушения таких “призраков” церквей, парков или сооружений. Для всех, чья память хранит очертания этих мест, они все еще являются реальными, а пустота, образовавшаяся на этом месте способна к порождению ощущения пустоты в душе. Реальность с воспоминаниями смешиваются так, как будто бы все происходит в Гоголевских “Петербургских повестях”.

Катаев об этом упомянул в тексте. Все эти повести олицетворяют смесь действительности с иллюзиями, а призрачному миру удается часто стать лучше и справедливее мира реального.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Цыбулько 2017 Вариант 29 по тексту Катаева Вспоминаю, как в середине двадцатых, разговорившись, подошли мы к памятнику Пушкину (ЕГЭ по русскому)