Агиографии в древнерусской литературе



Характерной чертой агиографии было стремление соблюсти в житийных произведениях требования жанровых канонов, выработанных многовековой историей агиографического жанра. Эти каноны придавали житиям отвлеченный риторический характер. Однако историческая действительность, политические тенденции, устные предания, реальные факты жизни героя жития нарушали жанровые каноны. Жизнь вносила в житийные памятники публицистичность, литературное разнообразие, сюжетную увлекательность.

Жития святых – это та форма церковной литературы, которая

ближе всего стояла к литературе светской, исторической и публицистической и в которой легче всего могли сказываться оппозиционные и еретические идеи, влияние апокрифов и народной легенды.

Для рассматриваемого периода истории древнерусской литературы такая тенденция наиболее заметно проявилась в княжеских житиях. При сохранении целого ряда этикетно-агиографи-ческих образов, словесных оборотов в княжеских житиях допускались отклонения от канона, нарушения жанровых штампов. Это обуславливалось тем, что героем жития выступал не подвижник церкви, а государственный деятель, кроме того, именно в княжеских

житиях, написанных в это время, отразились события монголо-татарского ига.

В рассматриваемый период создается “Повесть о житии Александра Невского”, замечательного полководца и государственного деятеля той эпохи. Появляются княжеские жития, в которых тот или иной князь предстает как страдалец за православную веру, принявший мученическую смерть в Орде.

“Повесть о житии Александра Невского”. Александр Ярославич (родился около 1220 г., умер в 1263 г.) с 1236 по 1251 г. был князем новгородским, а с 1252 по 1263 г. – великим князем владимирским. И в годы княжения в Новгороде, и будучи великим князем, Александр Ярославич возглавлял борьбу Руси с немецко-шведскими захватчиками.

В 1240 г. шведские рыцари вторглись в пределы северозападных земель Руси. Они вошли на кораблях в реку Неву и остановились в устье ее притока реки Ижоры (в настоящее время в этом месте, по одним предположениям, расположен поселок Усть-Ижора под Ленинградом, по другим – Александро-Невская лавра в самом Ленинграде). С небольшой дружиной Александр Ярославич 15 июня 1240 г. напал на неприятельские силы и одержал блестящую победу над многочисленным врагом. Отсюда его прозвище – Невский.

В 1241 -1242 гг. Александр Невский возглавил борьбу с войсками ливонских рыцарей, захватившими псковские и новгородские земли. 5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера произошло сражение, окончившееся разгромом захватчиков, – знаменитое Ледовое побоище.

Понимая бесполезность в обстоятельствах того времени военных выступлений против Золотой Орды, Александр Невский поддерживал мирные отношения с золотоордынским ханом, проводя политику объединения земель Северо-Восточной и Северо-Западной Руси и укрепления великокняжеской власти. Он несколько раз ездил в Орду, сумел добиться освобождения русских от обязанности поставлять войска монголо-татарам. Александр Невский широко опирался на простой народ при защите русских земель от внешних врагов, что, однако, не мешало ему жестоко подавлять антифеодальные выступления народных масс (разгром восстания в Новгороде в 1259 г.).

“Повесть о житии Александра Невского” была написана в Рождественском монастыре во Владимире, где был погребен князь (умер он, возвращаясь из поездки в Орду)1. Композицией, манерой описания военных столкновений, отдельными стилистическими приемами и некоторыми фразеологизмами “Повесть о житий Александра Невского” сближается с “Летописцем Даниила Галицкого”. Как предполагает Д. С. Лихачев, это объясняется тем, что в создании обоих произведений принимал участие митрополит Кирилл: “Вне всякого сомнения Кирилл имел отношение к составлению жизнеописания Александра. Он мог быть и автором, но, вернее всего, он заказал житие кому-нибудь из проживавших на севере галицких книжников”.

То, что Кирилл имел отношение к составлению “Летописца Даниила Галицкого”, обстоятельно аргументировано Л. В. Черепниным2. Кирилл умер в 1280 г., поэтому время возникновения “Повести о житии Александра Невского” нужно относить к периоду между 1263-1280 гг.

Наряду со сходством “Повести о житии Александра Невского” с “Летописцем Даниила Галицкого” между этими произведениями имеется и существенное жанровое отличие: жизнеописание Александра Невского – произведение агиографического жанра3. Это нашло отражение в целом ряде характерных особенностей “Повести о житии”. Во-первых, в предисловии, В соответствии с канонами жанра, автор говорит о себе с подчеркнутым самоуничижением, употребляя при этом этикетные формулировки: “Аз (я), худый и многогрешный, мало еъмысля, иокушаюся (осмеливаюсь) писати житие святаго князя Александра…”.

Во-вторых, в, духе агиографии автор сообщал в начале своего повествования о рождении и родителях Александра: Родися от отца милостилюбца и мужелюбца, паче же и кротка (милосердного и человеколюбивого, и более всего кроткого), князя великаго Ярослава, и от матере Феодосии”. В-третьих, ярко выраженный агиографический характер носит рассказ о чуде, свершившемся после смерти Александра. Наконец, в самом тексте произведения постоянно делаются отступления церковно-риторического характера, приводятся молитвы князя.

Рассказ об Александре Невском должен был показать, что, несмотря на подчинение русских княжеств Орде, на Руси остались князья, мужество и мудрость которых могут противостоять Врагам Русской земли, а их воинская доблесть внушает страх и уважение окружающим народам. Даже Батый признает величие Александра. Он призывает великого князя владимирского В Орду: “Александре, веси ли, яко бог покори ми многы языки?

Ты ли един не хощеши покорити ми ся? Но аще хощеши сьблюсти землю свою, то приеди скоро къ мне, и видиши честь царства моего” (Александр, знаешь ли, что бог покорил мне многие народы? Что же один ты не хочешь мне покориться?

По если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего). Встретившись с Александром, Батый говорит своим вельможам: “Истинну ми сказасте, яко несть (что нет) подобна сему князя”.-

Автор “Повести о житии”, о чем он прямо говорит в начале своего рассказа, знал князя, был очевидцем его государственных дел и ратных подвигов: “Самовидець есмь възраста его”. Агиографы часто пишут в своих произведениях о том, откуда они почерпнули сведения о жизни героя своего повествования. Но в сообщениях такого рода автор жития, как правило, говорит о реальном положении вещей: о святом он узнал либо из рассказов современников его, либо из сохранившихся записей о нем, либо из более раннего жития этого святого, либо как его современник или ученик. Наиболее редко в житийных текстах встречается сообщение, что автор сам знал святого; а формулировка “Повести о житии Александра Невского” – “Самовидець есмь…” – ни в каком другом житии не зафиксирована.

Поэтому у нас есть основания видеть в этой фразе “Повести” документальное подтверждение того, что автором ее был современник Александра Невского, лично знавший князя. И реальный образ героя, близкий автору, и задачи, поставленные им в своем произведении, придали агиографическому памятнику особый воинский колорит. Чувство живой симпатии рассказчика к Александру Невскому, преклонение перед его ратной и государственной деятельностью обусловили особую искренность и лиричность “Повести о житии Александра Невского”1.

Характеристики Александра Невского в “Повести о житии” очень разноплановы. В соответствии с житийными канонами подчеркиваются его “церковные добродетели”. Автор говорит, что о князьях, подобных Александру Невскому, пророк Исайя сказал: “Князь благ (хороший) в странах – тих, уветлив (приветлив), кроток, съмерен (смирен) – по образу божию есть”.

И в то же время Александр, величественный и прекрасный внешне, мужественный и непобедимый полководец: “Взоръ его паче инех человек (красив он был как никто другой), и глас его – акы труба в народе”. В своих воинских действиях Александр стремителен, самоотвержен и беспощаден. Получив известие о приходе на Неву шведов, Александр “разгорелся сердцем”, “с малою дружиною” он устремляется на врага. Князь так спешит, что ему некогда “послать весть отцу своему”, а новгородцы не успевают собрать свои силы ему в помощь.

Стремительность Александра, его полководческая удаль характерны для всех эпизодов, в которых говорится о ратных подвигах князя. Здесь он предстает как эпический герой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Агиографии в древнерусской литературе