ЧИЧИКОВ – НОВЫЙ ГЕРОЙ ЭПОХИ



ЧИЧИКОВ – НОВЫЙ ГЕРОЙ ЭПОХИ

1 вариант

В 1846 году Белинский, известный своей критической проницательностью, заметил, что Чичиков “как приобретатель не меньше, если еще не больше Печорина, – герой нашего времени”. Чичиков может приобретать “мертвые души”, железнодорожные акции, он может собирать пожертвования для благотворительных учреждений. Безразлично, какого рода деятельностью он занимается.

Бесспорным является одно: Чичиков – бессмертный тип. С ним можно встретиться везде, он принадлежит всем странам и всем

временам: он только принимает различные формы, сообразно условиям места и времени.

Действие в поэме “Мертвые души” начинается со знакомства читателя с главным героем. Кто он? Ни то ни се, золотая середина: “не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод”.

С чего начинает свое пребывание в новом городе почтенный коллежский советник Павел Иванович Чичиков? С визитов: к губернатору, вице-губернатору, прокурору, полицеймейстеру, откупщику, начальнику над казенными фабриками и т. д. Ведя себя, как вполне благонамеренный

человек, Чичиков “в разговорах с сими властителями… очень искусно умел польстить каждому”: губернатора похвалил за “бархатные дороги” его губернии, полицеймейстеру “сказал что-то очень лестное насчет городских будочников”, вице-губернатора и председателя палаты дважды ошибочно назвал “ваше превосходительство”.

Губернаторше он сделал комплимент, “весьма приличный для человека средних лет, имеющего чин не слишком большой и не слишком малый”, а себя называл “незначащим червем мира сего”, сетуя, что много испытал на своем веку, “претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его”.

Характерной чертой Чичикова является умение поддержать разговор: “Шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания… Но замечательно, что он все это умел облекать какою-то степенностью, умел хорошо держать себя. Говорил ни громко, ни тихо, а совершенно так, как следует”.

Как видим, маску пошлости и мнимой благопристойности Чичиков научился носить мастерски, истинное же содержание его помыслов и действий скрыто под этой личиной-маской вполне порядочного, благопристойного господина. В первой главе автор лишь косвенно, иносказательно выражает свое отношение к герою и его поступкам. Да и сам герой в рассуждениях о мире толстых и тонких дает некоторый намек на свое истинное видение окружающего мира: “Толстые умеют лучше на этом свете обделывать дела свои, нежели тоненькие.

Тоненькие служат больше по особенным поручениям или только числятся и виляют туда и сюда”. Чичиков отнесен автором к миру толстых, которые надежно и крепко сидят на своих местах. Таким образом, подтверждая видимость Чичикова, кем он кажется, автор начинает подготовку изобличения его, “раскрытия” правды о нем.

Первый успех (сделка с Маниловым) укрепляет уверенность Чичикова в легкости и безопасности осуществляемой им аферы. Окрыленный этим успехом, герой торопится заключить новые сделки. По дороге к Собакевичу Чичиков встречается с Коробочкой, которая показала Чичикову, что его предприятие требует не только настойчивости, но и тонкости, а главное, осторожности.

Урок, однако, не пошел ему впрок. Чичиков спешит к Собакевичу, но встречает Ноздрева и отправляется к нему. Среди свойств Ноздрева едва ли не главным является “страстишка нагадить ближнему своему, иногда вовсе без всякой причины”. И Чичиков невольно попадается на эту удочку: в конце концов, он раскрывает истинную цель приобретения “мертвых душ”.

В этом обнаруживается слабость и легкомыслие героя. Конечно же, впоследствии Чичиков бранил себя за то, что поступил неосторожно, заговорив с Ноздревым о столь деликатном деле. Как видим, упорство и целеустремленность в тех случаях, когда заходят слишком далеко, оборачиваются недостатком.

Наконец Чичиков прибывает к Собакевичу, который, будучи изворотливым и настойчивым в преследовании своей выгоды, скорее всего, догадывается, для чего нужны Чичикову “мертвые души”. Он безбожно торгуется, да еще выхваляет мертвых крестьян: “А Еремей Сорокоплехин!

Да этот мужик один станет за всех, в Москве торговал, одного оброку приносил по пятисот рублей. Ведь вот какой народ! Это не то, что вам продаст какой-нибудь Плюшкин”.

Предприятие Чичикова завершается сделкой с Плюшкиным, у которого даже деньги выходят из живого оборота, уложенные им “в одном из ящиков, где, верно, им суждено быть погребенными до тех пор, пока… не погребут его самого”. Чичиков на высоте: бумаги все подписаны и в глазах обывателей он превращается в “миллионщика”. Как известно, “миллионщик” – это волшебное слово, которое открывает все дороги и “действует и на людей подлецов, и на людей ни се ни то, и на людей хороших, – словом, на всех действует”.

Однако вскоре триумф Чичикова-“миллионщика” заканчивается ноздревским разоблачением: “А! херсонский помещик, херсонский помещик!.. Что? много наторговал мертвых? Ведь вы не знаете, ваше превосходительство… он торгует мертвыми душами!” В городе начинается переполох и сумятица, так же как и в сознании читателя.

Ведь подлинную биографию героя автор приберег для финала поэмы. Чичиков казался порядочным и добродетельным, но под этой личиной крылась иная сущность. Сын полунищего дворянина, он даже лицом не походил ни на отца, ни на мать. “Жизнь при начале, – пишет Гоголь, – взглянула на него как-то кисло-неприютно, сквозь какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в детстве!” Неожиданно в один прекрасный день отец решил отдать мальчика в городское училище.

При расставании не было слез, но было дано важное и умное отцовское наставление: “Смотри же, Павлуша, учись, не дури и не повесничай… угождай учителям и начальникам… А больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете”.

Это наставление одинокий и нелюдимый Павлуша принял всем сердцем и всю свою жизнь руководствовался только им. В классах училища он быстро постиг дух начальства и осознал, в чем должно состоять его поведение. На уроках Чичиков сидел тише воды, ниже травы и в результате, не имея особых способностей и талантов, при выпуске получил “аттестат и книгу с золотыми буквами за примерное прилежание и благонадежное поведение”. По окончании училища Павлуша окунулся в реальность бытия: отец умер, оставив ему в наследство лишь “четыре заношенные безвозвратно фуфайки, два старых сертука” и незначительную сумму денег.

Примечательно, что в это же время происходит еще одно событие, раскрывающее истинные качества будущего афериста. Учитель, так любивший смирного ученика Чичикова, был уволен из училища и пропадал без куска хлеба в забытой конурке. Бывшие непокорные и заносчивые ученики собрали для него деньги, и только Павлуша ограничился пятаком, сославшись на свою крайнюю бедность.

Нет, Чичиков не был скуп, но “ему мерещилась впереди жизнь во всех довольствах, со всякими достатками: экипажи, дом, отлично устроенный, вкусные обеды”. Ради этого Чичиков готов был голодать и “жарко” заниматься службою. Вскоре он понял, что честный труд не принесет ему желаемого. В поисках новых возможностей для улучшения своего положения он начинает ухаживать за дочкой своего, начальника, но получив долгожданное повышение, напрочь забывает о своем добродетеле.

Взятки, аферы – вот путь, на который вышел Павлуша. Постепенно он добился некоего видимого благополучия, однако на место прежнего начальника был назначен человек военный, строгий, в доверие к которому Чичиков втереться не смог. Он переезжает в другой город, где по счастливой случайности становится таможенным чиновником и вступает в “коммерческие” отношения с контрабандистами.

Через некоторое время этот преступный сговор был раскрыт, а виновные, в том числе и Чичиков, отданы под суд – именно таким способом герой “пострадал на службе”. Заботясь о своих потомках (“Такой чувствительный предмет!”), Чичиков решается на новую аферу, свидетелями которой мы и становимся в “Мертвых душах”.

Таким образом, Чичиков, поставленный лицом к лицу с традиционным порядком вещей, своими действиями способствует разложению существующего порядка и закладывает фундамент нового. В этом аспекте его можно по полному праву назвать “героем нашего времени”.

2 вариант

Главный герой поэмы Н. В. Гоголя “Мертвые души” – господин Чичиков. Начало к оценке этого образа дает авторский портрет, с которого, собственно, и начинается повествование. Согласно ему, этот господин был “не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод”.

Подобная внешность, в которой отсутствуют какие-либо характерные черты, настраивает читателя на восприятие образа “маленького человека”.

Конечно же, Чичиков – образ совершенно новый в русской литературе тех лет. Но это не означает, что у него нет литературных родственников. Анализируя имена и ассоциации, которые возникают в поэме в связи с Чичиковым, можно сделать вывод: в первую очередь, в этом образе синтезируются персонажи, завещанные пушкинской традицией.

Если обратиться к истории создания поэмы, необходимо принять во внимание факт, документированный самим писателем. Осенью 1835 года Гоголь беседовал с Пушкиным. Пушкин в заключение беседы убеждал Гоголя приняться за обширное повествование и даже подарил ему свой собственный сюжет.

Кроме того, Гоголь считал Пушкина своим литературным наставником, к мнению и опыту которого он не мог не прислушаться. Образы пушкинских произведений нашли свое художественное осмысление и воплощение в творчестве Гоголя. Правда, пушкинский светский романтик и разбойник в облике рыцаря наживы, стяжателя и демонического эгоиста Германна отображен у Гоголя в пародийной проекции.

Вспомним Чичикова в сценах приготовления к балу и самого бала. Приободренный любовным посланием неизвестной дамы, он, в духе романтического героя, погружается в весьма благостное и взволнованное настроение: “А письмо очень, очень кучеряво написано!” Готовясь к балу, Чичиков очень много времени уделяет своему туалету. Крутясь возле зеркала, сделал самому себе “множество приятных сюрпризов, подмигнул бровью и губами и сделал кое-что даже языком…

Наконец он слегка трепанул себя по подбородку, сказавши: “Ах ты мордашка эдакой!” – и стал одеваться”. Проведем параллель и вспомним, как готовился к балу пушкинский Онегин:

Он три часа по крайней мере

Пред зеркалами проводил

И из уборной выходил

Подобный ветреной Венере.

Далее Чичиков проявляет себя совершенно неожиданно. Увидев на балу молоденькую дочку губернаторши, он “остановился вдруг, будто оглушенный ударом”. Но, в отличие от Онегина – гения в науке “страсти нежной”, – гоголевский персонаж оказывается ловеласом никудышным: “Чичиков так смешался, что не мог произнести ни одного толкового слова и пробормотал черт знает что такое, чего бы уж никак не сказал ни Гремин, ни Звонский, ни Лидин” (герои модных повестей).

Но Чичиков не только пародийный герой-любовник, он и пародийный романтический разбойник, по словам дамы, приятной во всех отношениях он врывается к Коробочке, “вроде Ринальдо Ринальдини”; к тому же он замыслил увезти губернаторскую дочку (“правдивые” показания Ноздрева, который, по его же словам, находился в тесных отношениях с Чичиковым, вознесли эту выдумку в ранг реального события). Чичикова отождествляют и с капитаном Копейкиным, делателем фальшивых ассигнаций, бежавшим из соседней губернии от законного преследования. Правда, этот факт позже вызвал сомнение у чиновников: “ведь капитан Копейкин… без руки и ноги, а у Чичикова…”

Чичиков – демоническая личность, он ассоциируется с Наполеоном, которого держали на каменной цепи, за шестью стенами и семью морями, а теперь выпустили “с острова Елены, и вот он теперь и пробирается в Россию, будто бы Чичиков, а в самом деле вовсе не Чичиков”. Конечно, чиновники этому не поверили, а, впрочем, призадумались и, рассматривая это дело каждый про себя, нашли, что лицо Чичикова, если он поворотится и станет боком, очень похоже на портрет Наполеона. “Полицеймейстер, который служил в кампанию 12 года и лично видел Наполеона, не мог тоже не сознаться, что ростом он никак не будет выше Чичикова, и что складом своей фигуры Наполеон тоже, нельзя сказать, чтобы слишком толст, однако ж и не так чтобы тонок”. Описание сходства Чичикова с Наполеоном – пародийная цитата соответствующего места из “Пиковой дамы”: у Германна “профиль Наполеона”; “он сидел на окошке, сложа руки и грозно нахмурясь.

В этом положении удивительно напоминал он портрет Наполеона”.

Именно в этом пародийном сравнении Чичикова, мелкого мошенника и проныры, с образом романтического героя, романтического разбойника, вершителя судеб мира Наполеона и состоит новаторство Гоголя. Это сравнение позволяет выделить основную мысль автора: чичиковы – “маленькие людишки”, в чьих руках именно сейчас находится управление миром. Они знаменуют время, когда порок перестал быть героическим, а зло – величественным.

Впитав в себя все романтические образы, он обесцветил их и обесценил, поставив во главу всех моральных ценностей передаваемый по наследству лозунг: “Копи копейку”. Однако Гоголь, в соответствии с христианским мировоззрением, устами Муразова дает Чичикову шанс на исправление и перерождение: “Если бы хоть кто-нибудь из тех людей, которые любят добро, да употребили бы столько усилий для него, как вы для добывания своей копейки!” Гоголевский герой имеет надежду на возрождение, потому что дошел до предела зла в его крайних проявлениях — низких, мелочных и смешных. Зло существует не только в чистом виде, но и в ничтожных его формах.

И именно в беспросветности его таится возможность столь же полного и абсолютного возрождения.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

ЧИЧИКОВ – НОВЫЙ ГЕРОЙ ЭПОХИ