Сочинение по картине И. И. Левитана “Тихая обитель”



Исаак Ильич Левитан (1860-1900) родился в ме­стечке Кибартай в Литве в небогатой еврейской семье. Отец прилагал все усилия к тому, чтобы дети по­лучили достойное образование. В начале 1870 гг. семья перебралась в Москву, где вскоре старший брат Исаака Ильича поступил в Московское училище жи­вописи, ваяния и зодчества.

Через пару лет в то же учебное заведение поступил Исаак Ильич.

Способности братьев, в особенности Исаака, быст­ро привлекли внимание наставников, среди которых были такие выдающиеся мастера, как В. Г. Перов, А. К. Саврасов и В. Д.

Поленов.

В то же время семью одно за другим преследо­вали несчастья. Сначала умерла мать, затем тяжело заболел отец, материальное положение настолько ухудшилось, что руководство училища периодически оказывало братьям материальную помощь и даже освободило их от оплаты обучения.

Когда умер отец, для осиротевших детей – а кроме брата, у Исаака, было еще две сестры – наступи­ла особенно тяжкая нужда. Когда в 1885 г. Исаак Левитан окончил училище, диплома он не получил. Хотя через некоторое время к нему пришли призна­ние и деньги, здоровье молодого человека оказалось серьезно подорвано годами нищеты.

Он

прожил всего 39 лет, но за свою короткую жизнь успел создать нема­ло гениальных полотен. На своих картинах Левитан с пронзительной убедительностью показал красоту среднерусского пейзажа, которую до него не призна­вали и не замечали.

Картина “Тихая обитель”, которая в настоящее время хранится в Третьяковской галерее, была напи­сана в 1890 г., вскоре после возвращения Левитана из его первой поездки, за границу. На всеобщее обозрение картина была представлена в 1891 г. на одной из выставок, организованных Товариществом передвижных художественных выставок (“передвиж­никами”). Это полотно принесло Левитану широкую известность.

Хотя он рисовал и выставлялся и раньше, есть мнение, что именно в “Тихой обители” впервые проявилась его самобытная манера, позволяющая раскрыть прелесть неброского русского пейзажа.

В частности, художник А. Н. Бенуа, современ­ник Левитана, так отзывался о его творчестве: “В первый раз Левитан обратил на себя внимание на Передвижной выставке 1891 года. Он выставлялся и раньше, и даже несколько лет, но тогда не отличался от других наших пейзажистов, от их общей, серой и вялой массы. Появление “Тихой обители” произвело, наоборот, удивительно яркое впечатление. Казалось, точно сняли ставни с окон, точно раскрыли их на­стежь, и струя свежего, душистого воздуха хлынула в спертое выставочное зало… “.

Но не только собратья по искусству – и просто лю­бители живописи обратили внимание на “Тихую оби­тель” Левитана. На выставку приходили по несколь­ко раз, чтобы вновь и вновь взглянуть на полотно, благодарили художника за ощущение мира и покоя, запечатленное в картине.

Интересно, что картина “Тихая обитель” не яв­ляется точным художественным воспроизведением конкретной местности. Согласно сохранившимся вос­поминаниям, замысел подобной картины возник у ху­дожника за несколько лет до ее создания, в 1887 г., под впечатлением заката над Саввино-Сторожевским монастырем близ Звенигорода. Но на картине на­шли воплощение образы двух монастырей, располо­женных в разных местностях.

Это уже упомянутый Саввино-Сторожевский монастырь под Звенигородом и Кривозерский (называемый также Кривоезерский и Кривоозерский) близ Юрьевца на Волге.

Судьба этих монастырей сложилась по-разному. Кривозерский монастырь не сохранился – но остал­ся образ, запечатленный Левитаном, и не только в “Тихой обители”. Похожий монастырь художник изобразил и на другой картине, созданной чуть поз­же – “Вечерний звон”.

Это полотно также находится в Третьяковской галерее. А монастырь после револю­ции 1917 г. был закрыт, в 50-х гг. XX в. попал в зону затопления Горьковского водохранилища.

Саввино-Сторожевский монастырь тоже закрывали, но ему по­везло больше, в 1995 г. началось его восстановление, ныне он действующий.

Итак, “Тихая обитель” является пейзажем, со­зданным воображением художника, соединившего фрагменты реально существующих местностей. Но главное не это, а настроение, которое создает картина, чувство, которым она пронизана.

Интересно, что в повести А. П. Чехова “Три года” есть описание картины, по сюжету очень похожей на “Тихую обитель”. В одном из эпизодов героиня, пришедшая на выставку живописи, заворожено рас­сматривает картину, где “на переднем плане речка, через нее бревенчатый мостик, на том берегу тропинка, исчезающая в темной траве, поле… А вдали догорает вечерняя заря. (…) И почему-то вдруг ей стало ка­заться, что эти самые облачка, которые протянулись по красной части неба, и лес, и поле она видела уже давно и много раз (…) и там, где была вечерняя заря, покоилось отражение чего-то неземного, вечного”.

Действительно, значительную часть переднего пла­на картины – почти половину по горизонтали – занимает изображение реки. В самом низу полотна кусочек берега, с которого и “смотрит” вдаль худож­ник. Бережок, густо поросший травой и кустарником, пересекает тропинка, ведущая к деревянному мости­ку, переброшенному через реку. На противоположном берегу продолжением мостика выступает тропинка, которая разветвляется в две стороны.

Мостик сильно обветшал: дерево потемнело, в настиле местами не хватает досок.

Противоположный берег зарос лесом, из гущи ко­торого тянутся к небу купола двух храмов. Справа – пятиглавый: большой купол в центре, по углам по куполу поменьше. Неподалеку от этой церкви, чуть левее, виднеется еще один небольшой купол. Судя по сохранившимся фотографиям Кривозерского мона­стыря, он и послужил прототипом церкви в правой части “Тихой обители”.

Стены храма белые, а четы­рехскатная крыша и купола зеленые, словно нарочно под цвет окружающего леса.

В левой части картины изображена одноглавая церковь с колокольней, “моделью” для которой стала Саввино-Сторожевская обитель. И снова – белый и зеленый цвета: белые стены храма и колокольни, зеленая крыша, с которой поднимается небольшой купол церкви. А надо всем этим – речкой, ветхим мостиком, величественными куполами храмов – яс­ное небо, по которому неторопливо плывут облака, озаренные закатными отблесками.

Дальний лесистый берег с храмами и небо с об­лаками отражаются в воде, как в зеркале. Художник живо воссоздал атмосферу летнего дня, точнее, ве­чера, когда еще светло. И ощущение тишины – не только физической тишины, отсутствие лишних зву­ков, кроме звуков природы – но и тишины внутренней, умиротворенного созерцания, тоже явственно ощуща­ется при взгляде на картину Левитана. Удивительно, как посредством красок удалось это передать; удиви­тельно вдвойне, если вспомнить, что жизнь самого художника была полна тревог и невзгод, что он был серьезно болен и подвержен приступам тяжелой ме­ланхолии.

Видимо, истинный мастер, когда творит, живет иной жизнью, чем в остальное время. Какие бы бури не тревожили душу самого художника, на его картине – тихий уголок душевного покоя, в лесной глуши, вдали от земных соблазнов. ..

Глоссарий:

– сочинение по картине и и левитана лесистый берег

– Сочинение по картине левитана тихая обитель

– сочинение по картине тихая обитель

– сочинение тихая обитель

– тихая обитель левитан сочинение


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Сочинение по картине И. И. Левитана “Тихая обитель”