Золя и его отношение к литературной деятельности “реалистической школы”



Золя пылко сопротивлялся всему, что может, с его точки зрения, ограничить “независимость” художника, уменьшить право на “творческую свободу”. Молодой Золя поражен той же индивидуалистической болезнью, которая тяготела над многими, даже лучшими писателями XIX ст. Нельзя не вспомнить “Признания” Гейне (1856), читая следующие строки Золя: “Недавно на Рю де ла Пэ подвергалась анализу общественная природа гения.

Здесь отрицают гениальность, если она не подчинена политическим и гуманистическим задачам… Вычеркивают из книги

будущего такого поэта, как Мюссе…”. “Таким образом,- пишет Золя,- нам приходится сравнивать это идеальное общество будущего с огромной машиной, в которой отдельный человек будет только колесиком, вращающимся в раз навсегда заданном направлении, где гений вынужден будет следовать навязанным ему правилам… Так оставьте же человеку его индивидуальность, хорошую или плохую, если не хотите сделать невозможными те прекрасные деяния, которые прославили прошлое”.

Значительный интерес в этом смысле представляет изложенная в письме Валабрегу (осень 1864) “теория Экранов” – своеобразный реалистический

манифест Золя. Вот его суть. Всякое произведение искусства подобно окну, открытому в мир: в раму окна вставлен своего рода прозрачный экран, сквозь который можно видеть более или менее искаженное изображение предмета, с более или менее измененными очертаниями и окраской.

Эти изменения зависят от природы экрана, то есть от особых качеств восприятия мира художником. Поэтому ни в одном произведении искусства не возможна точная передача действительности. Сопоставляя “Экран классический” (“холодный”, “полупрозрачный”, в котором мир “теряет всю свою резкость, всю свою живую, светящуюся энергию”), “Экран романтический” (“зеркальное стекло”, “расцвеченное семью цветами радуги”, сквозь которое видится “жизнь более напряженная, чем наша”, “сверкающий блеск придуманных светил”) и “Экран реалистический” (“простое оконное стекло, очень тонкое и светлое; оно стремится к такой совершенной прозрачности, чтобы образы проходили сквозь него и воспроизводились затем во всей своей реальности”), Золя решительно отдает предпочтение последнему. “Все мои симпатии,- заявляет Золя,- на стороне Экрана реалистического; он удовлетворяет мой разум, и в нем я ощущаю безграничную красоту прочную и правдивую…”. Однако Золя не может принять и этот Экран “таким, каким он хочет казаться” (то есть в распространенном тогда понимании реализма как способа безличного копирования жизни). “Я предпочитаю тот Экран,- утверждает молодой теоретик,- который подходя как можно ближе к действительности, искажает ее лишь настолько, насколько это необходимо для того, чтобы в изображении мира я почувствовал человека”.

В пылу защиты “человека” в искусстве, индивидуальной самобытности творца, Золя выше всех “Экранов отдельных “школ” ставит “Экран гения”, дающий мощную, независимую, личную трактовку явлений. Но сразу же вносит в свой тезис конкретность, оставляющую его в границах реализма.

“Гениальному художнику всегда будет дозволено показывать нам мир в зеленых, синих, желтых тонах или в любых других, в каких ему понравится; он может передать нам круги в виде квадратов, прямые линии в виде ломаных, и нам не придется на это жаловаться; лишь бы воспроизведенные образы обладали гармонией и блеском красоты. Но чего нельзя терпеть – это мазни и нарочитого искажения действительности”.

Дальнейшее развитие эстетики Золя и его оценок современного искусства находим в газетных публикациях 60-х годов. Теперь эти публикации настолько значительны, что Золя сможет объединить их в сборники. Первым из них стал том “Что мне ненавистно”, появившийся в издательстве А. Фора. Вторым был “Мой Салон”.

Оба вышли в 1866 г. и явились заметным, более того, шумным и волнующим событием во французской культурной жизни тех лет, благодаря необычайной отваге их автора и остроте вызванной его работами общественной реакции.

Сборник “Что мне ненавистно” в издании 1866 г. состоял преимущественно из статей, опубликованных Золя в лионской газете “Салю шоблик” и в парижском “Ревю-контампорен” в течение 1865 г.. “Мой Салон” возник из корреспонденции о современной живописи, появлявшихся в парижской “Эвенман” в 1866 г. Между обоими сборниками существует тесная связь по коренным вопросам трактовки соотношения искусства и действительности, а также художественного метода, предлагаемого Золя. Отсюда, в сущности, ведет начало концепция, позже названная автором “Ругон-Маккаров” натуралистической.

Золя не случайно назвал первый том своей критики “Что мне ненавистно”. Эта книга представляет интерес не столько новизной теоретических тезисов, сколько невиданной силой критического напора, превращавшей подчас уже знакомые читателю той поры мысли в категории нового наступательного качества. Молодой критик, объявляя ненависть священной, с необыкновенной горячностью обрушивает свой гнев на головы “высокомерных глупцов”, “педантов и сухарей, отвергающих жизнь”, “злобных насмешников”, “ничтожных и бездарных людей”, всех тех, кто задерживает движение общества, стоящего “на пороге века науки и позитивных знаний”.

Он жаждет устроить “свой девяносто третий год”, чтобы пустить всех сторонников “наглой посредственности” “под нож гильотины”, хочет жить “во всеуслышание”, требует серьезности и убежденности в войне с рутиной.

Статьи сборника касаются разнообразных вопросов литературы, театра, философии, истории и морали. Но не нужно искать в них универсальной эрудиции автора. Ее нет, и цель здесь поставлена иная.

Каждая статья, начиная с рецензии на “Жермини Ласерте” Гонкуров или на книгу Прудона и кончая “Литературой и гимнастикой”, “Историей Юлия Цезаря” и т. п., имеет задание быть принципиальным проводником взглядов Золя. Тон статей личный и страстный. Композиция всегда одинаковая: краткий пересказ рецензируемого и пылкая пропаганда правдивости, смелости, современности и индивидуального самовыражения в искусстве.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Золя и его отношение к литературной деятельности “реалистической школы”