“Золотой обруч” общества в повести И. Франка “Захар Беркут”

Зимой в 1876 году по пути на эмиграцию в Женеву некоторое время во Львове находился видный’ украинский ученый и политический деятель М. Драгоманов. Едва ли не самым главным делом, которое он здесь сделал, было знакомство с передовой галицкой молодежью в лицах ее лучших представителей И. Франко, М. Павлика и других, через кого надеялся пропагандировать свои взгляды на поприщах Западной Украины.

Встреча была успешной и на удивление производительной. М. Драгоманову удалось завладеть умами пылких юношей и на многие годы направить их деятельность в русло главной идеи своей жизни, той, за которую его царскими властями было вытурено из Украины, – идеи объединения общества. В настоящее время очень важно отмечать то, что социалистические взгляды молодого Франка определялись в первую очередь общественной традицией украинской общественно-философской мысли, а уже потом – маркистско-энгельсовскими доктринами, в которых художник вскоре разочаровался. Когда после первого унижения, которое сопровождалось закрытием журнала “Друг”, Франку и Павлику было запрещено отстаивать его под старым названием, юноши нашли “новое”: “Друг” стал “Общественным другом”, в честь женевского издательства “Общество”, основанного М. Драгомановым.

Идеям общества посвящены немало статей И. Франко. Под их влиянием написан ряд произведений.

И в первую очередь “Захарий Беркут” – замечательную повесть, прочитав которую невозможно не увлечься юношеской мечтой Франко о справедливом общественном строе. Он основывается на свойственных украинскому менталитету принципах демократизма и братства, принципах, которые молодой Франко считал наиболее соответствующими человеческому сообществу. Тухля – как будто большой естественный дом, “огромное горное укрытие”, органично вмонтированное в ландшафт гор. В скалистых, труднодоступных для врага местах тухольцы сумели обустроить хлебные поля, вырастить сады.

Ловкие каменщики прорубили сквозь горы “простые и безопасные” пещеры и подземные ходы. Сам великан Сторожей легко подается их рукам и ложится в плотину “так хорошо, словно с начала века сюда был подогнан”. Природа бережет общество, потому что те лелеют строй, который выступает в гармонии с самой природой.

Победу над врагом обеспечивают не так топоры и ножи, как творческая сила рабочих рук и поддержка родных Сторожей-духов. Им не изменили те, кто живет в обществе. И они помогают обществу победить. Тухольцам противостоит лагерь посланцев Мораны – античеловечного, антидемократического, антигуманного общественного строя.

Это не только монголы, это также княжеский боярин Тугар Волк, который с начала повести объявляет войну обществу, захватывая ее “леса и пастбища”.

Полностью логично (с точки зрения основной мысли повести), что именно представитель феодальной верхушки становится изменником. Тому, кто привык разделять людей на холопов и панов, очень легко быть деспотом: его психика уже достаточно “натренирована” при княжеском дворе. Зато тухольский парень Максим Беркут даже при безнадежных для него условиях (в монгольском плену) не способен отречься от человеческого достоинства и в споре с враждебным вожаком смело отстаивает принципы общественного строя.

Как видим, постоянно сопоставляя “человеческий” и “звериный” миры, Франко показывает и физическое, и моральное, преимущество первого над вторым. Однако, читая повесть, нужно не забывать, что много чего в ней – только красивая идиллия, мечта… Скажем, фрагмент о том, как задолго до прихода монголов тухольцы уже знали об их приближении благодаря своеобразной “почте”: от села к селу, от общества и до общества вестники передали страшную новость. Поэтому люди общества успели лучше подготовиться до встречи с врагом, чем княжеские войска.

Вроде бы выгодная и красивая идея “золотого обруча” народной предприимчивости, инициативы, и, к сожалению, в ее тени абсолютно обесценивалась государственно созидательная, цементирующая роль последнего из могучих наших князей – Даниила.

Ведь именно его мудрая политика уберегла Галицко-волынское княжество от полного разрушения монголами. Во повести же Франко он где-то за кадром появляется бездеятельным и беспомощным свидетелем страшного нашествия. Это очевидно расходится с фактами, зафиксированными в исторических источниках.

К тому же во времена Франко идея организации общественной жизни без единственного, координирующего государственного центра вела к определенным анархическим, антигосударственным тенденциям.

Не удивительно, что с Франко не во всем соглашался О. Партацкий – редактор журнала “Заря”, где напечатали повесть среди других произведений на конкурс. Но эти и другие детали не помешали повести получить первую премию и общую любовь читателей. Ведь каждый человек имеет право на сказку. И если эта сказка написана искренне, талантливо, а главное – с любовью, то нередко в нее верится больше, чем в правду сухих летописных страниц.

Пусть на них – ни слова о “древнем обществе”, “золотой обруч”, победоносных тухольцев… Необходимые слова найдутся – на дне сердца, в тихом свете мечты…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Золотой обруч” общества в повести И. Франка “Захар Беркут”