Журнал “Северный вестник” – идеи символизма



В русском символизме, самом крупном и эстетически значительном течении, существовало два хронологически и концептуально самостоятельных потока.

В 1890-е гг. заявили о себе так называемые “старшие символисты”: Н. Минский, Д. Мережковский, В. Брюсов, К. Бальмонт, Ф. Сологуб (Ф. Тетерников), 3. Гиппиус…

А в 1900-е гг. на литературную арену вышли “младосимволисты”: А. Белый (Б. Бугаев), А. Блок, С. Соловьев, Вяч. Иванов, Эллис (Л.

Кобылинский) и др. При определенной эстетической общности программы двух поколений были неоднородными. Да

и в каждой группе наметились расхождения.

Идеологом “старших символистов” стал Д. Мережковский, мэтром (Учителем) – В. Брюсов.

Брюсов – статья к сборнику “Русские символисты” – цель искусства в выражении “движений души” поэта, опирался на идеи Шопенгауэра, Канта. Мир постигается интуитивно. Человек – “вещь в себе”.

Вдохновитель “младосимволистов” Андрей Белый утверждала статье “О религиозных переживаниях” (1903) “взаимное соприкосновение искусства и религии”. Но задачи выдвигал более действенные, чем Мережковский, хотя столь же мистические. В своих воспоминаниях

А. Белый так определил их: “найти человечество как ипостась лика божья”, “приблизиться к мировой душе”, “передавать в субъективно лирических излияниях Ее голос”.

“Младосимволисты” – в центре их внимания судьбы России, народная жизнь, революция…

Обособленнее других держался Вяч. Иванов. Он верил в возможность объединить “правду оторвавшихся от земли с правдой земли”, народ с интеллигенцией.

А грядущую гармонию усматривал в победе “большого всенародного искусства”, когда под воздействием созданного гением “хорового действа”, трагедии-мистерии восторжествует “коллективный внутренний опыт”.

Все символистские программы воспринимались необычным, новым словом в литературной жизни эпохи. Однако они тесно были сопряжены с мировой культурой.

Предтечей нового литературного сообщества был философ и поэт Вл. Соловьев. Его концепция многое проясняет в теории и творчестве символистов (младшие из них называли себя “соловьевцами”).

Соловьев: мир погружен в поток времени, живет и дышит отблесками высшего мира, цель человека – найти выход из мира времени в мир вечности, на земле человека поддерживает любовь, красота, женственность.

Акмеизм

1911 год – кружок “Цех поэтов” (Гумилев, Городецкий, Ахматова, Бурлюк, Мандельштам)

Поиски выхода из кризиса, стремление к вершинам. Мир – видимый, звучащий, слышимый; любование предметами.

Футуризм

За месяц с небольшим до появления акмеистических деклараций, в декабре 1912 г. вышел в свет сборник “Пощечина общественному вкусу”, открывавшийся программной статьей русских футуристов (футурм – будущее). Ее подписали Д. Бурлюк, Александр Крученых, В. Маяковский, Виктор Хлебников.

В статье обосновывалось место и значение новой группы, ее отношение к предшествующей литературе. Позиция была избрана разрушительная и скандальная. “Только мы – лицо нашего Времени”,- утверждали они. И предлагали: “Сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности”. Крупнейших художников начала века именовали “портными”.

В противовес им устанавливали свои права: “на увеличение словаря в его объеме произвольными и производными словами”; “на непреодолимую ненависть к существовавшему до них языку”; “стоять на глыбе “мы” среди свиста и негодования”. Провозглашалась “Новая Грядущая Красота Самоценного (самовитого) Слова”.

Футуристы отрицали грамматику, синтаксис, правописание родного языка, “сокрушали” поэтические ритмы и рифмы, а воспевали “власть новых тем: ненужность, бессмысленность, тайну властной ничтожности”. Для чего и необходимо будто бы было придавать содержание словам по их начертательной и фонетической характеристике, считать гласные звуки выражением времени и пространства, согласные – краски, звука, запаха и т. д. Крайний формализм подавался под знаком новаторства. Не менее потрясали названия изданий: “Пощечина общественному вкусу”, “Дохлая луна”, “Доители изнуренных жаб” и пр.

Трудно разобраться в подобной практике. Помогут в том выступления Маяковского. Он был одним из авторов деклараций.

Но чуть позже, с началом первой мировой войны, признал: “…у нас было много трюков только для того, чтобы эпатировать буржуа”. И далее: “…под желтыми кофтами гаеров были тела здоровых, нужных вам, как бойцы, силачей”; “футуристами нас окрестили газеты”; “футуризм для нас, молодых поэтов,- красный плащ тореадора…”

А цель какая? И о ней сказал Маяковский, объясняя одно из самоназваний группы – “будетляне”: “Будетляне – это люди, которые будут. Мы накануне”. “Стать делателем собственной жизни и законодателем для жизни других – это ль не ново для русского человека? – спрашивал Маяковский и отвечал утвердительно:- Осознание в себе правовой личности – день рождения нового человека”.

Одновременно намечалось и поле его деятельности – вознести города из пепла, “заполнить радостью выгоревшую душу мира”.

Поэт хотел дать в ис-ве средство самовыр-ия, самосознания городской массе, для нее найти по-новому выразительный и близкий язык. А себя и своих единомышленников определил как “десяток мечтателей”. Среди них действительно были такие, первый – Маяковский.

Другие дальше эпатажа (неприятного раздражения) читателя, бравады цинизмом не пошли, и имена их не сохранились в литературе. Она создавалась художниками, а не декларациями.

В пр-се тв-ва крайности первоначальных лозунгов изживались. Тем не менее идея – освоить новый словарь, поэтические формы во имя искусства будущего – понималась инд-но и далеко не всегда перспективно.

Футуристическое течение было довольно широко и разнообразно. В 1911 г. возникла группа эгофутуристов: И. Северянин, И. Игнатьев, К. Олимпов, В. Шершеневич, Р. Ивнев, Б. Лавренев и др.

– индивидуализм, самоценное “я”,

– желание и воля “Я”,

– воинствующий гедонизм, культ мгновения.

Наиболее активным было объединение “Гилея” (потом названа кубофутуризмом): В. Маяковский, Д. и Н. Бурлюки, В. Хлебников, В. Каменский, А. Крученых, Б. Лившиц, Е. Гуро…

Влияние на них оказал живописный ранний футуризм (основанный на фовизме, экспрессионизме – лучисты, беспредметники, кубисты) и лит. итальянский футуризм (Маринетти – “Манифест футуризма” – созд. беспорядок, уничтожить в л-ре “я”, отказаться от того, чтобы быть понятым, надо ежедневно плевать на алтарь искусства!)

В Москве появилась (1913) “Центрифуга”, в которую вошли Б. Пастернак, Н. Асеев, И. Аксенов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Журнал “Северный вестник” – идеи символизма