Женские образы в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”



В “Мертвых душах” мы не встретим ярких, поэтичных женских образов, подобных пушкинской Татьяне или тургеневской Лизе Калитиной. Гоголевские героини, в большинстве своем, несут в себе элементы комического, являются объектами авторской сатиры, а отнюдь не авторского восхищения.
Наиболее значительный женский персонаж в поэме – помещица Коробочка. Весьма примечательно Гоголь обрисовывает внешность героини. “Минуту спустя вошла хозяйка, женщина пожилых лет, в каком-то спальном чепце, надетом наскоро, с фланелью на шее, одна из тех

матушек, небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов”.
В. Гиппиус отмечает в Коробочке отсутствие “всякой внешности, всякого лица: фланель на шее, чепец на голове”. “Обезличивая” помещицу, Гоголь подчеркивает ее типичность, большую распространенность подобного типа.
Основные качества Коробочки – хозяйственность, бережливость, граничащая со скупостью. В хозяйстве помещицы ничего не пропадает: ни ночные кофточки, ни нитяные мотки, ни распоротый салоп.
Всему этому суждено пролежать долго, а потом достаться “по духовному завещанию племяннице внучатой сестры вместе со всяким другим хламом”.
Коробочка проста и патриархальна, она живет по старинке. Чичикова она называет “отец мой”, “батюшка”, обращается к нему на “ты”. Спит гость на огромных перинах, из которых летят перья; в доме старинные стенные часы, странный звон которых напоминает Чичикову шипение змей; угощает его Коробочка простыми русскими блюдами: пирожками, блинами, шанежками.
Простота и патриархальность уживаются в помещице с необыкновенной тупостью, невежеством, робостью и боязливостью. Коробочка на редкость непонятлива, в отличие от Собакевича, она долго не может сообразить, в чем суть просьбы Чичикова, и даже спрашивает его, не собирается ли он откапывать мертвецов. “Дубинноголовая”, – думает о ней Павел Иванович, видя, что здесь его “красноречие” бессильно. С большим трудом ему удается убедить Настасью Петровну продать ему мертвые души.

Впрочем, Коробочка тут же пытается договориться с Чичиковым насчет подрядов, чтобы в будущем продать ему муку, свиное сало, птичьи перья.
Как мы уже отметили, Гоголь постоянно подчеркивает узнаваемость Коробочки, широкую распространенность подобного типа людей в жизни. “Точно ли так велика пропасть, отделяющая ее от сестры ее, недосягаемо огражденной стенами аристократического дома, …зевающей за недочитанной книгой в ожидании остроумно-светского визита, где ей предстанет поле блеснуть умом и высказать вытверженные мысли…не о том, что делается в ее поместьях, запутанных и расстроенных, …а о том, какой политический переворот готовится во Франции, какое направление принял модный католицизм”.
Кроме Коробочки, Гоголь знакомит читателей с супругами Манилова и Собакевича, являющимися как бы продолжением своих мужей.
Манилова – выпускница пансиона. Она миловидна, “одета к лицу”, любезна с окружающими. Хозяйством она совершенно не занимается, хотя “много бы можно сделать различных запросов”: “Зачем, например, глупо и без толку готовится на кухне? зачем довольно пусто в кладовой? зачем воровка ключница?” “Но все это предметы низкие, а Манилова воспитана хорошо”, – иронически замечает Гоголь.

Манилова мечтательна и сентиментальна, она точно так же далека от реальности, как и ее супруг. В героине нет ни капли здравого смысла: она позволяет мужу назвать детей древнегреческими именами Фемистоклюс и Алкид, не понимая, насколько комичны имена эти для российской жизни.
Супруга Собакевича – “дама весьма высокая, в чепце, с лентами, перекрашенными домашнею краскою”. Феодулия Ивановна чем-то напоминает своего неповоротливого, флегматичного супруга: она спокойна и невозмутима, движения ее напоминают движения актрис, “представляющих королев”. Держится она прямо, “как пальма”. Супруга Собакевича не столь изящна, как Манилова, зато она хозяйственна и практична, аккуратна и домовита.

Как и Коробочка, Феодулия Ивановна не озабочена “высокими материями”, Собакевичи живут по-старинному, редко выезжая в город.
“Городские дамы” наиболее ярко представлены у Гоголя в двух собирательных образах – дамы “приятной” (Софьи Ивановны) и дамы “приятной во всех отношениях” (Анны Григорьевны).
Манеры Анны Григорьевны просто “изумительны”: “всякое движение” выходит у нее “со вкусом”, она любит стихи, иногда даже умеет “мечтательно… держать голову”. И этого оказывается достаточно, чтобы общество заключило, что она, “точно дама приятная во всех отношениях”. Софья Ивановна не обладает столь изящными манерами и поэтому получает определение “просто приятной”.
Описание этих героинь насквозь проникнуто авторской сатирой. Дамы эти соблюдают “светский этикет”, озабочены “безупречностью собственной репутации”, но разговоры их примитивны и пошлы. Они беседуют о модах, платьях, материях, как о предметах значительных. Как замечает Н. Л. Степанов, “уже самая преувеличенность, экспансивность, с которой беседуют дамы о ничтожных вещах, …производит комическое впечатление”.

Обе дамы обожают сплетничать и злословить. Так, обсудив покупку Чичиковым умерших крестьян, Анна Григорьевна и Софья Ивановна приходят к заключению, что он при помощи Ноздрева хочет увезти губернаторскую дочку. В короткий срок дамы эти приводят в движение практически весь город, сумев “напустить такого тумана в глаза всем, что все, а особенно чиновники, несколько времени оставались ошеломленными”.
Гоголь подчеркивает глупость и вздорность обеих героинь, пошлость их занятий и образа жизни, их жеманство и лицемерие. Анна Григорьевна и Софья Ивановна рады позлословить по адресу губернаторской дочки, осуждая ее “манерность” и “безнравственное поведение”. Жизнь городских дам, по сути, столь же бессодержательна и пошла, как и жизнь представленных Гоголем помещиц.
Особо хочется остановиться на образе губернаторской дочки, пробудившей в Чичикове поэтические мечтания. Образ этот в какой-то степени противопоставлен всем остальным героиням поэмы. Как замечает Е. А. Смирнова, эта юная девушка должна была сыграть свою роль в духовном возрождении Чичикова. Когда Павел Иванович встречается с ней, он не только мечтает о будущем, но и “теряется”, его обычная проницательность изменяет ему (сцена на балу).

Лицо губернаторской дочки похоже на пасхальное яичко, в лице этом – свет, противостоящий мраку жизни. Чичиков смотрит на этот свет, и душа его “силится припомнить истинное благо, намек на которое содержится в гармонической красоте губернаторской дочки, но его духовные ресурсы слишком ничтожны для этого”.
Таким образом, в поэме нет ни одной героини, представляющей истинную добродетель. Духовность образа губернаторской дочки только намечена Гоголем. Остальные же героини обрисованы автором сатирически, с иронией и сарказмом.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Женские образы в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”