Жанровое своеобразие поэмы “Медный всадник” Пушкина А. С



История народа принадлежит Поэту.
А. С. Пушкин
“Медный всадник” (1833) – лиро-эпическая поэма, однако Пушкин, который очень хорошо разбирался в признаках литературных жанров, назвал ее “Петербургская повесть”. Можно предположить, что подзаголовок “Медного всадника” является не определением жанра, а указанием на “истинность происшествия”. Именно в таком значении употреблял термин “a tale” (повесть) Дж. Г. Байрон в отношении своих поэм.

Определение “петербургская” должно было подчеркнуть местный колорит

сюжета (ср. также подзаголовки романтической поэмы Пушкина “Кавказский пленник” – повесть или романтической поэмы Лермонтова “Демон” – восточная повесть). В соответствии с подзаголовком торжественное вступление поэмы заканчивается так:
Была ужасная пора,
Об ней свежо воспоминанье…
Об ней, друзья мои, для вас
Начну сейчас повествованье, (вступление)
Эпическая часть поэмы поднимает серьезные социально-философские проблемы. В ней автор рассказывает о “маленьком человеке”, мелком чиновнике Евгении, описывает его мечты, заботы и его жизненную трагедию. Именно поэтому
данное произведение является социально значимым: поэт поднимает в нем важную проблему отношения общества к “маленькому человеку”.

Социальная идея поэмы заключается как раз в том, что “маленький человек” беззащитен перед людьми, перед властью, перед природой; государству до него самого и его проблем нет дела. “Строитель чудотворный” (II) не подумал о счастье бедного Евгения и Параши, поэтому все его чудо-деяния немногого стоят в глазах “маленького человека”, который грозит Медному всаднику будущими карами: “Ужо тебе!..” (II). Данная поэма является также философским произведением, потому что в ней решается общая проблема взаимоотношения государства и отдельной личности. Осмысление этой философской проблемы дано автором также на примере жизни Евгения.

Таким образом, получается, что две идеи (социальная и философская) тесно переплетаются в поэме, что придает произведению художественную цельность.
У Пушкина образ Евгения становится символом личности, а идея самодержавной государственной власти воплощена в образе второго главного героя поэмы – Петра Великого, представленного в виде знаменитого памятника – Медного всадника. Только в прологе поэмы появляется царь: Петр показан как выдающийся государственный муж, думающий о пользе и процветании своей державы, то есть, как бы теперь сказали, о геополитических интересах России:
И думал он:
Отсель грозить мы будем шведу.
Здесь будет город заложен
Назло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно,
Ногою твердой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам,
И запируем на просторе, (вступление)
А в первой и второй частях поэмы великий реформатор изображается в виде Медного всадника, то есть уже как символ самодержавного государства.
Лирическое содержание поэмы, то есть авторское отношение к героям и событиям, выражается обычными (например, лексикой) и необычными средствами (особой интонацией). Пушкин подчеркивает сочувствие Евгению многозначным словом “бедный” (в словаре отмечены следующие значения: небогатый, несчастный, простой, смиренный); сложное отношение к Петру – многозначным словом “кумир” (статуя языческого божества-идола; предмет обожания, восторженного поклонения). Оба эти слова употребляются в тексте поэмы в нерасчлененном значении, что углубляет авторскую оценку: “бедный, бедный мой Евгений” (II), “безумец бедный” (II); “кумир на бронзовом коне” (I, II). Иногда голоса автора и его героя-“маленького человека” сливаются так, что трудно различить, кому принадлежат слова:
Ужасен он в окрестной мгле!
Какая дума на челе! (II)
Кроме того, в поэме Пушкин использует приемы различных художественных стилей: одический (торжественный, возвышенный) и идиллический (умиротворенный, интимный). Вступление – гимн Петру, основавшему дивный город, ода великому человеку, на столетия определившему судьбу России. Здесь поэт избегает обыденных выражений, предпочитает старославянские слова и формы:
На берегу пустынных волн
Стоял Он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный челн
По ней стремился одиноко…(вступление)

Рассуждения Евгения о своей жизни – идиллия, показывающая обычную жизнь простого человека, его мечты о личном счастье. В этом случае язык прост, часто употребляются разговорные выражения: “жизнь куда легка” (I), “оно и тяжело, конечно” (I), “препоручу хозяйство” (I).
Одический стиль снова появляется в кульминационной сцене поэмы – при объяснении сумасшедшего Евгения с Медным всадником:
Кругом подножия кумира
Безумец бедный обошел
И взоры дикие навел
На лик державца полумира.
Стеснилась грудь его. Чело
К решетке хладной прилегло…(II)
Точно выбранная стилевая манера подчеркивает значение этой сцены, где “маленький человек” на равных говорит с “грозным царем” и пророчит ему возмездие.
Итак, “Медный всадник” – лиро-эпическая поэма. После торжественного вступления (похвалы Петру и его творению – Петербургу) читатель вправе ожидать классическую героическую поэму, но поэт обманывает эти ожидания. Он нарушает все правила поэтики героической поэмы: вместо значимого в истории нации события – частный случай (наводнение в Петербурге), вместо образцового героя – ничтожный чиновник, вместо ясного нравственного урока – нарочитое отсутствие морали, вместо однородных “звучных стихов” – смешение оды и идиллии.

Таким образом, Пушкин создал лиро-эпическую поэму нового (реалистического) типа, отличную от классицистической героической поэмы.
Явная сниженность главного события и главного героя не мешает автору выразить в поэме глубокие социальные и философские идеи. Пушкин дал свое понимание современного российского государственного устройства, роли государства в человеческой жизни вообще. Вывод поэта неутешителен: государство противопоставлено личности. Медный всадник равнодушно отвернулся от забот маленького, но живого человека:
И. обрашен к нему спиною.
В неколебимой вышине.
Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне. (I)
Поэму пронизывает сочувствие “маленькому человеку”. Автор рисует Евгения и Парашу как простых, но чувствительных людей, ни в чем не повинных и не способных пережить разлуку. Их идиллическое описание контрастирует с трагической реальностью, в которой “маленький человек” обречен на гибель.

В таком взгляде на героев проявился гуманизм поэта.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Жанровое своеобразие поэмы “Медный всадник” Пушкина А. С