Западная драматургия: “Театр абсурда”



“Театр абсурда” – наиболее значительное явление театрального авангарда второй половины XX столетия. Из всех литературных течений и школ “театр абсурда” является самой условной литературной группировкой. Дело в том, что представители его не только не создавали никаких манифестов или программных произведений, а и вообще не общались друг с другом.

Термин “театр абсурда” вошел в литературное обращение после появления одноименной монографии известного английского литературоведа Мартина Эсслина. В своей монументальной

работе (первое издание книги “Театр абсурда” появилось в 1961 году) М. Эсслин соединил по нескольким типологическим признакам драматургов разных стран и генераций.

Среди них французские художники: Ежен Йонеско, Артюр Адамов, Сэмюэл Беккет, Фернандо Аррабаль, Жан Жене (кстати, лишь последний писатель является на самом деле французом. Йонеско по происхождению – румын, Беккет – ирландец, Адамов – армянин, Аррабаль – испанец), англичане: Гарольд Пинтер и Норман Фредерик Симпсон, американец – Эдвард Олби, итальянец – Дино Буццати, швейцарский писатель Макс Фриш, немецкий автор Гюнтер Грасс,

поляки: Славомир Мрожек и Тадеуш Ружевич, чешский драматург-диссидент, а со временем президент Чехии Вацлав Гавел и некоторые другие художники. А среди признаков, по которым их можно объединить, М. Эсслин выделяет разрушение сюжета и композиции, отсутствие времени и места действия; экзистенционные персонажи, иррационализм, абсурдные ситуации, словесный нонсенс.

Драмы “абсурдистов” шокировали и зрителей, и критиков. Бунт авторов “театра абсурда” – это бунт против любого регламента, против “здравого смысла” и нормативности.

Фантастика в произведениях абсурдизма смешивается с реальностью. Смешиваются жанры произведений: в “театре абсурда” мы не найдем “чистых” жанров, здесь властвуют, по определению самих драматургов, “трагикомедия” (“В ожидании Годо” С. Беккета) и “трагифарс” (“Стулья” Е. Йонеско), “анти пьеса” (“Лысая певица” Е. Йонеско) и “псевдо драма” (“Жертвы долга” Е. Йонеско). Драматурги-абсурдисты почти единодушно утверждали, что комическое – трагическое, а трагедия – смехотворна.

В произведениях “театра абсурда” объединяются не только элементы разных драматических жанров, а и вообще элементы разных сфер искусства (пантомима, хор, цирк, мюзик-холл, кино).

В них возможны самые парадоксальные сплавы и объединения: пьесы абсурдистов могут воссоздавать и сновидения (А. Адамов), и кошмары (Ф. Аррабаль).

Сюжеты их произведений часто сознательно разрушаются: недейственность сведена к абсолютному минимуму (“В ожидании Годо”, “Эндшпиль”, “Счастливые дни” С Беккета). Вместо драматической естественной динамики на сцене властвует статика, по выражению Йонеско, “агония, где нет реального действия”. Подвергается разрушению язык персонажей, которые, кстати, нередко просто не слышат и не видят друг друга, говоря “параллельные” монологи (“Пейзаж” Пинтера) в пустоту.

Тем самым драматурги стараются решить проблему человеческой некоммуникабельности.

Большинство из абсурдистов взволнованы процессами тоталитаризма – прежде всего тоталитаризма сознания, нивелирования личности, которая ведет к употреблению одних лишь языковых штампов и клише (“Лысая певица” Е. Йонеско), а в итоге – к потере человеческого лица, к преобразованию (целиком сознательному!) в ужасных животных (“Носороги” Е. Йонеско). Классическим периодом “театра абсурда” стали 50-е – начало 60-х годов.

Конец шестидесятых ознаменовался международным признанием “абсурдистов”: Йонеско избрали во Французскую академию, а Беккет получил звание лауреата Нобелевской премии. Йонеско считал, что “театр абсурда” будет существовать всегда: абсурд заполнил собой реальность и сам кажется реальностью. “Театр абсурда” с его переживаниями за человека и его внутренний мир, с его критикой автоматизма, мещанства, конформизма, где индивидуализация и некоммуникабельность уже стали классикой мировой литературы.

Драма-Притча. Во второй половине XX столетия немало драматургов откликаются на современные им исторические события и общие вопросы духовного бытия, применяя такую жанровую форму, как драма-притча. Сюжет в пьесе-притче простой и вместительный, он является определенным посредником, материалом для художественного исследования действительности. Среди тех, кто обращался к этому жанру, – Бертольт Брехт и Гельмут Баерль, Жан-Поль Сартр и Альбер Камю, Ежен Йонеско и Жан Ануй.

Обращались к пьесе-притче и швейцарские драматурги Макс Фриш и Фридрих Дюрренматт.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Западная драматургия: “Театр абсурда”