За санями? Летом? В библиотеку!



А точнее, в газету “Библиотека в школе” нашего издательского дома – ее наверняка выписывает ваша школьная библиотека. Редакция газеты воплотила в жизнь принцип “готовь сани летом”: в № 15 и 16 собран уникальный материал, который очень нужен учителю-словеснику в преддверии Нового года и Рождества. Это антология, включающая в себя стихи всех времен и народов, посвященные этим праздникам. Ее составитель Аркадий Кузнецов пишет в предисловии: “Зимние праздники просто немыслимы без поэтического слова!

Да и любой Новый год –

восточный весенний Науруз, китайский Чунь-цзы, еврейский, эфиопский – в сентябре… Этим праздникам тоже посвящены стихи. Но в этой небольшой антологии ограничимся только январским новолетием и Рождеством” .

Начиная от “Фаст” Овидия, через средневековые гимны и псалмы, через стихи Вийона и Мартина Лютера новогодняя поэзия утверждает себя в Европе. Не остаются в стороне от нее и наши классики – Ломоносов, Сумароков, Майков, Державин. Постепенно в светское русло новогодних стихов начинают вливаться и рождественские мотивы: ведь именно Рождество становится семейным и детским праздником у елки. Одновременно рождественская

поэзия вбирает в себя и приметы времени: “У Г. Лонгфелло колокола Рождества – вестники будущего мира и согласия в Америке, объятой Гражданской войной.

Новогодняя же поэзия позапрошлого века переполняется подведением итогов года минувшего – в жизни общества, в политике – и ожиданием всего того же в наступающем году (правда, все-таки сильна вера в лучшее). Характерно здесь стихотворение Некрасова “Новый год”. О бедах и надеждах Венгрии пишет ее трибун Ш. Петефи (родившийся в новогоднюю ночь), переживает за Болгарию И. Вазов… Все, все отражается в новогодних стихах – и Крымская война, и Франко-прусская, и отмена в России крепостного права…”

ХХ век внес в новогоднюю тему свои краски. “Пережив две мировые войны и тяжелые социальные катаклизмы, поэты уже стараются не вспоминать о бедах, о плохом в новогодних стихах. Такие стихи – терапия, отдушина, они проникнуты стремлением поверить в светлое начало, во все лучшее. Тем самым новогодняя поэзия сближается с рождественской, но все же не подменяет ее, что случилось в СССР. Для Г. Гауптмана Новый год несет Германии надежду на возрождение страны после кошмара нацизма.

Для Н. Грига приближает освобождение Норвегии. Несет добро страдающей Земле рождественское чудо у Р. Киплинга. Цветаева и Набоков в изгнании полны светлых воспоминаний и помыслов. И в это же время корчатся в судорогах ненужные новому строю волхвы в стихах Н. Тихонова.

Через некоторое время начнут провозглашать здравицы в честь советского народа у кремлевских елок… Неофициальные мотивы Святок остаются в советской поэзии у Пастернака, затем они появляются у Бродского. Впрочем, новогодние праздники в СССР, как самые неофициозные, становятся любимыми во всей неофициальной культуре – вспомним “Прощанье с новогодней елкой” Окуджавы или “Диалог у новогодней елки” Ю. Левитанского.

Интересно сопоставить, как встречают стихами один и тот же 1974 год в Москве Ю. Визбор, а в Париже – Ж. Марсенак” .

Помимо привычной нам поэзии европейской и североамериканской составитель включил в антологию богатейшую подборку стихов поэтов Колумбии и Гаити, Филиппин и Японии, Мадагаскара и Багамских островов. “В некоторых из них – весьма непривычная для нас экзотика. На Багамах с их карнавальными танцами на Рождество жарко, в Южном полушарии, в Австралии, Рождество – также “жаркий летний день”, в который загорают и купаются…”

Антология двухтысячелетнего пути поэзии Нового года и Рождества даст возможность нашим ученикам (и собственным детям) погрузиться в атмосферу волшебства и сказки. И нам вместе с ними: ведь эта поэзия, как никакая другая, объединяет вокруг себя всю семью, детей и взрослых.

О том, сколько материалов дает эта антология для предновогодних уроков, викторин и конкурсов, уже и не говорим. Тем более что вы уже, скорее всего, отложили газету и отправляетесь в школьную библиотеку…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

За санями? Летом? В библиотеку!