Язык Шекспира и Мильтона. Сочинение по литературе по пьесе “Пигмалион”

В свое время Бернард Шоу сказал о том, что он знает три английских языка: одним он пишет свои произведения, вторым говорит официально, а третьим общается с друзьями. Оказывается не так давно, в начале ХХ столетия, для англичан чужим был родной язык. В пьесе “Пигмалион” Шоу говорит об этом прямо: “Можете вы показать мне хотя бы одну англичанку, которая разговаривала бы как следует по-английски? Только чужестранцы… разговаривают по-английски хорошо”.

Шоу, сам по происхождению ирландец, был пылким патриотом своей страны, жизнь посвятил очищению, становлению английского языка – “языка Шекспира и Мильтона”. Одной из главных проблем пьесы Шоу “Пигмалион” являются вопросы функционирования языка в государстве, больше того – становление, нормирование английского языка. Шоу будто обращается к соотечественникам: “Прислушайтесь и присмотритесь к родному языку, научитесь им пользоваться, так как не каждый народ за честь считает иметь язык собственный, а не чужой”.

В период написания “Пигмалиона” Шоу увлекался фонетикой. Он считал, что идеальный английский язык, высвобожденный от разных диалектов, может изменить мышление человека, сделать его волевым, умным, гуманным и благородным.

“Англичане не уважают родной язык и не хотят учить своих детей говорить им. Ни один англичанин рта не раскроет без того, чтобы не вызвать к себе ненависти или презрения со стороны другого англичанина. Немецким и испанским языками может овладеть любой иностранец, а английским не может овладеть даже англичанин”.

В чем же причина такого положения языка, который теперь признан во всем мире и считается одним из основных языков межнационального и международного общения? Тот, кто изучает английский, вероятно, может догадаться, ведь, как говорил Шоу, “написание слов настолько ужасное, что человеку ни за что самому не научиться произносить их”. Англии был нужен энергичный энтузиаст-фонетик, который бы мог стать языковым реформатором, вывел бы этот давний язык хотя бы на уровень всенародного общения в пределах одной страны.

Именно такого реформатора и показывает Бернард Шоу в своей пьесе – это профессор фонетики Хиггинс.

Профессор прекрасно знает разные диалекты, безошибочно может определить, где родился, жил человек: “…я определяю место каждого человека в пределах шести миль. В Лондоне – в пределах двух миль, иногда – двух улиц”. Профессор счастлив от того, что его увлечение фонетикой – это не просто хобби, это приносит и заработок. “Наш век, – считает профессор, – это век выскочек.

Быстро разбогатевшие хотят избавиться от своего диалекта”, быть настоящими деловыми людьми, но выдают себя каждым словом. Так вот помощь специалиста-языковеда им позарез необходима. (Знали бы наши депутаты! Но они Шоу, наверно, не читают…).

Борьба Хиггинса за чистоту языка, его эксперимент доказывает, что каждый человек – “homo sapiens”, а красивый язык делает его высокоинтеллектуальным лицом, обогащает духовно. Все мы наделены “душой и божественным даром ясного, выразительного слова”, нужно только знать свой язык, уважать его и умело использовать. Я пишу о проблемах английского языка и ощущаю, как это актуально и для нашего – русского языка.

Словами Шоу можно сказать и о нас – каждый русский “рта не раскроет без того, чтобы не вызвать к себе ненависти и презрения” со стороны другого славянина. Не знаю как для Англии, а для нас проблема родного языка и до сих пор стоит остро. Мы учимся в школе, имеем государство, гордимся ее культурой и традициями, но большей частью используем язык “мусорный”.

Мне очень хочется временами в транспорте, на улице, в театре ответить или что-то спросить. И мне стыдно, и мой внутренний профессор фонетики, а может, профессор совести, выкрикивает: “Запомни: ты – человек, и твой родной язык – это язык Блока, Пушкина, Лермонтова, Бунина, и всех поэтов “золотого” и ” серебряного” века. Будь достойным их”. Но я “базарю”, будто больной на голову…”.

Не очень хочется быть белой вороной и тяжело быть черным вороном… В связи с этим вспоминается миф об одном из первобогов – Кроносе. Ему предвестили, что кто-то из его детей заберет у него власть, поэтому Кронос глотал всех детей, которых рождала богиня Рея. Но придет время и вместо ребенка Кронос проглотит спеленанный камень, думая, что это ребенок.

И вырастет Зевс, и освободит своих братьев и сестер…

Англия дождалась своего Зевса – реформатора, который открыл для народа значение собственного языка. Россия имеет свой язык, и он не “ужасный”, а “соловьиный”, один из лучших в мире. Профессор Хиггинс понимал, что язык делает человека духовно возвышенным, благородным.

Элиза – простая девушка, дочь мусорщика – за короткое время овладела родным языком, стала настоящей герцогиней. Хотелось бы надеяться, что и мы поднимем головы со своих “мусорников”, осознаем значение нашего богатого замечательного языка, и наш ” правильный” язык не будет второстепенным, а займет почетное место в сердцах и душах своих соотечественников.

…Только где же наш профессор Хиггинс?



Язык Шекспира и Мильтона. Сочинение по литературе по пьесе “Пигмалион”