Язык романа Евгений Онегин (Пушкин А. С.)



Пушкин явился великим преобразователем pvcского литературного языка. На народной основе живой русской речи он стремился создать, по его собственному выражению, “язык общепонятный”. Необычайное богатство и разнообразие языка Пушкина объясняется тем, что поэт широко использует слова и обороты народной разговорной речи, старинные слова и выражения, если они необходимы ему для выполнения художественной задачи, книжный и разговорный язык культурной части русского общества.

В своих художественных произведениях Пушкин, заботясь о единстве

формы и содержания, стремился к тому, чтобы словесные средства языка (словарь, образы, синтаксис) строго соответствовали изображаемому им миру: эпохе, характерам героев, их быту, обстоятельствам, в которых они находятся.

В соответствии с богатым содержанием романа Пушкин приводит речь и культурной, образованной части дворянства, и провинциальных помещиков, и дворовых, язык народной поэзии и поэтический стиль, характерный для различных литературных направлений: классицизма, сентиментализма, романтизма.

Все эти различные стили речи он подчинил своему идейно-художественному замыслу, каждый из них

применил в соответствующем месте.

Таким образом, при изучении языка романа надо особо рассматривать речь героев и речь самого автора.

Так, в первой главе, знакомя читателя с Онегиным, Пушкин применяет стиль светской речи с ее особенностью “без принуждения в разговоре коснуться до всего слегка”. Здесь мы находим свободное пользование иноязычными словами (французскими, английскими, латинскими), упоминание имен греческих и римских поэтов, употребление книжных выражений (“всевышней волею Зевеса наследник всех своих родных”; “отступник бурных наслаждений” и т. п.). С тонкой насмешкой рассказывает поэт о воспитании Онегина, о его образовании.

Характеризуя Ленского, Пушкин использует все особенности языка романтической поэзии: “Он с лирой странствовал на свете”, “поэтическим огнем душа воспламенилась в нем”, “он пел… и нечто, и туманну даль, и романтические розы” и т. п.

Передавая мысли Ленского перед дуэлью, Пушкин в его монолог 1 вставляет излюбленные романтиками цветистые слова, затуманивающие их подлинный смысл:

Он мыслит: “Буду ей спаситель,

Не потерплю, чтоб развратитель

Огнем и вздохов и похвал

Младое сердце искушал;

Чтоб червь презренный, ядовитый

Точил лилеи стебелек;

Чтобы двухутренний цветок

Увял еще полураскрытый”.

Отношение автора к этой витиеватой, цветистой речи романтика подчеркивается резким переводом ее на простой язык реалиста:

Все это значило, друзья: С приятелем стреляюсь я.

Но когда Пушкин приводит разговоры Онегина и Ленского на бытовые темы, он устраняет слова и выражения книжного стиля; речь их проста, непринужденна, полна народно-бытовых выражений. Таков, например, разговор Онегина с Ленским о Лариных (гл. 3, IV-V).

Но насмешливость, прозаические слова и выражения совершенно исчезают в стихах Пушкина, когда он рисует образ Тать–яны и говорит о ее жизни, о ее любви к Онегину. О своей любимой героине поэт отзывается с особой теплотой и лаской. Эпитет милая употребляется особенно часто: “Я так люблю Татьяну милую мою”; “Татьяна, милая Татьяна”; “и меркнет милой Тани младость” и т. д. С большой нежностью говоря о Татьяне, Пушкин прибегает к словам уменьшительно-ласкательным: “прелестным пальчиком писала”; “головкой томною склонясь”; “голосок звучит” и т. п., применяет народные формы слова: “к плечу головушкой склонилась”.

Рассказывая о любви Татьяны, поэт расцвечивает свое повествование эпитетами, метафорами, подчеркивая этим романтический характер чувства героини, ее душевные волнения: “пьет обольстительный обман”, “ты пьешь волшебный яд желаний”, “и вдруг недвижны очи клонит…”, “ланиты мгновенным пламенем покрыты” и т. п.

Татьяна пишет письмо к Онегину по-французски. По чужой язык является лишь внешней оболочкой мыслей и чувств девушки с русской душой. Переводя письмо, поэт вкладывает в уста героини романа речь, близкую по своему духу и словесным средствам к народно-поэтическому языку.

В письме звучит голос простой русской девушки: “к моей несчастной доле”; “все думать, думать об одном”; “по сердцу я нашла бы друга”; “вся обомлела, запылала”. В разговоре Татьяны с няней близость ее речи к народной ощущается еще полнее.

В главах, посвященных изображению деревенской жизни (помещиков и дворовых), Пушкин широко вводит в свои стихи народно-бытовую речь. Особенно наглядно это проявляется в речи няни, ключницы Онегина Анисьи; просторечие свойственно и языку старушки Лариной (гл. 7, XXV-XXVI).

Таким образом, в повествовательной части своего романа Пушкин применяет разные стилистические средства языка, в зависимости от того, каких героев и какие события он изображает. Речь не только самих героев, но и поэта, рассказывающего о них, становится средством характеристики.

Необыкновенно богат и язык лирических строф. Пушкин – глубокий знаток различных литературных стилей, народно-бытового и народно-поэтического языка.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Язык романа Евгений Онегин (Пушкин А. С.)