Художник-реалист и художник-идеалист в понимании Шиллера



Теоретические работы Шиллера по эстетике, составляющие объемистый том, занимают выдающееся место в истории эстетических учений. Шиллер стремился связать проблемы эстетики с проблемами общественного движения своей эпохи, с историческим и культурным развитием человеческого общества.

Мировоззрение и эстетические взгляды молодого Шиллера сложились под воздействием идей демократических мыслителей Просвещения, в частности Руссо, Лессинга и писателей периода “бури и натиска”. Но основные статьи по эстетике написаны поэтом уже после его отхода от движения “бури и натиска”, в годы революционных событий во Франции. Как мы видели по его юношеским драмам, Шиллер не сумел понять значения материализма XVIII века и в своих “Философских письмах” отстаивал идеалистическое мировоззрение против скептицизма, вольнодумства и материализма.

В дальнейшие, переходные годы, когда Шиллер переживал кризис всего своего мировоззрения, его тяготение к идеализму еще более усиливается, и в период французской революции, начиная с 1791 -1792 годов, он становится приверженцем философии

Канта.

В 1787 году Шиллер впервые познакомился с некоторыми работами Канта, оказавшими известное влияние на выработку взглядов поэта на философию истории. В 1791 году во время болезни он прочел “Критику способности суждения”. В течение ближайших четырех-пяти лет он усердно занимался изучением Канта, уделяя особое внимание вопросам этики и эстетики.

Шиллер был младшим современником великого немецкого философа, крупнейшие произведения которого появились в конце XVIII века. Шиллера привлекло к Канту стремление решить назревшие вопросы мировоззрения путем самостоятельного и критического рассмотрения истин, считавшихся общепринятыми в предшествующей метафизической философии. Дух свободного исследования, отличавший произведения Канта, был глубоко симпатичен Шиллеру и соответствовал его собственным творческим исканиям в областях этики и эстетики.

Как известно, мировоззрение Канта было дуалистическим. Он колебался между материализмом и идеализмом. Материалистическим элементом во взглядах Канта было признание им объективной действительности, “вещей в себе”. Но Кант отрывал это объективное бытие мира от познания, утверждая, что человеческое мышление не способно постигнуть сущность этих “вещей в себе”.

Человек видит только явления, его мысль фиксирует не действительную сущность вещей, а лишь то, что доступно его сознанию, – так называемые “вещи для нас”.

Однако главный интерес для Шиллера представляла не эта общая концепция, а разработанные Кантом принципы этики и эстетики, также являвшиеся значительным шагом вперед по сравнению с догматами метафизической философии и столь же двойственные, как и вся философская система Канта. Рассмотрение эстетики в связи с природой человеческого мышления и чувств, попытка выведения из них законов прекрасного привлекли Шиллера, как самое последнее слово научной мысли того времени. Он начал с полного приятия кантовских положений, но, как мы покажем в дальнейшем, пришел затем к ряду самостоятельных решений, представлявших собой явный отход от Канта и попытку оригинального исследования природы эстетических чувствований.

Лекции по эстетике, о которых поэт говорит в приведенном письме, дошли до нас только в виде конспекта, составленного одним из слушателей. Важнейшее значение для всего дальнейшего развития эстетических взглядов Шиллера имеет последний раздел лекции, озаглавленный “Об объективных условиях красоты”. Шиллер сам понимал, что деление художников на реалистов и идеалистов и противопоставление их друг другу является весьма относительным.

В конце своей статьи он вынужден установить, что как в творчестве реалиста, так и в творчестве идеалиста, “природа действует сильнее, чем система”. Стремления художников, по мнению Шиллера, должны сводиться в конечном итоге к наибольшему сближению творческих принципов обеих систем, чтобы “истинный реалист” в конечном результате согласовался “с истинным идеалистом, как ни различны пути, по которым оба шли”. Для достижений этой цели писатель-реалист всячески должен бороться с “пошлым эмпиризмом” и натурализмом и всегда подчинять индивидуальные явления всеобщим; с другой стороны, писатель-идеалист должен всячески бороться с “фантазерством” и “прихотями воображения” и не “пересыпать из пустого в порожнее”, так как “все бытие подлежит условиям”.

Но даже в этом искомом идеальном сближении обеих систем ни та, ни другая “не соответствуют вполне идеалу совершенного человечества”.

Слабые стороны эстетики Шиллера, указанные нами выше, неоднократно пытались использовать различные реакционные теоретики. Для нас же важны те стороны этой системы, которые были прогрессивными в ту эпоху и оказали положительное влияние на дальнейшее развитие эстетической мысли. Сюда нужно отнести признание объективности эстетических категорий, историческую конкретизацию ряда их и установление существенных признаков различия нового искусства от античного, то есть те пункты эстетики Шиллера, в которых проявляется его стремление связать вопросы эстетики с историческим развитием общества.

К достижениям эстетической мысли Шиллера относятся и зачатки идеалистической диалектики, встречающиеся в его работах и делающие их (в особенности “Письма” и статью “О наивной и сентиментальной поэзии”) важнейшим звеном в развитии немецкой классической философии от субъективного к объективному идеализму.

В первом томе своей “Эстетики” Гегель следующим образом охарактеризовал историческое значение названных черт эстетики Шиллера: “За Шиллером должна быть признана та великая заслуга, что он прорвал кантовскую субъективность и абстрактность мышления и осмелился сделать попытку выйти за ее пределы, мыслительное постичь единство и примирение, как представляющее собою истину и художественно осуществить его единство. Ибо Шиллер в своих эстетических размышлениях не просто отстаивал искусство и его интересы, независимо от того, в каком отношении искусство находится к философии в собственном смысле, а сопоставил свой интерес к прекрасному в искусстве с философскими принципами, и лишь исходя из последних и с их помощью он глубже проник в природу и понятие прекрасного”.

Статьи Шиллера по эстетике содержат много элементов критики буржуазного общества; они проникнуты стремлением преодолеть уродливый, враждебный поэзии и искусству характер складывавшегося капиталистического строя. Как бы абстрактно и утопично ни подходил Шиллер к объяснению и решению многих эстетических проблем, но вопрос о неполноценности и противоречивости искусства буржуазного мира и мысль о том, что подлинное искусство может быть создано лишь в будущем, после устранения враждебных развитию поэзии и культуры условий буржуазного строя, проходит красною нитью через все его статьи по эстетике.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Художник-реалист и художник-идеалист в понимании Шиллера