“Все начинается с любви” программное стихотворение Роберта Рождественского



Голос Роберта Рождественского был услышан сразу, едва только журнал “Октябрь” опубликовал в 1955 году его юношескую поэму “Моя любовь”. Молодой поэт внятно и просто заговорил о вещах, близких многим. Подкупала доверчивая, открытая интонация этого голоса, естественный демократизм и гражданская наполненность лирического высказывания, когда личное неизменно стремилось слиться с судьбами времени, страны, народа.

Что стояло за “ворохом строк”, этой первой, еще во многом несовершенной, но очень искренней поэмы?

Военное сибирское

детство, поезда-теплушки, медленные, как очереди за хлебом, музыкальное училище, пионерские концерты в омском госпитале, когда тебя, заикающегося двенадцатилетнего курсанта, слушают тяжело раненные бойцы и командиры, голос начищенной меди полкового оркестра, вызывающий сегодня острые воспоминания и властно, как и тогда, зовущий в будущее: “Никто нам, товарищ, не скажет, что нас обделила судьба… Но если над миром однажды тревожно зальется труба… Сквозь ураганный ветер, по ноздреватому льду я за тобой пойду, голос начищенной меди!”

“Все начинается с любви” – программное стихотворение

поэта. Так назван один из лучших его сборников, вышедших в 1977 году. И в поэмном жанре Рождественский остается верен устойчивым чертам стиля. Приемы эпического изображения поэту, в общем, не свойственны, его поэмы насквозь пронизаны патетическим лиризмом, образ автора, как правило, занимает в них почти все художественное пространство.

Ораторский пафос, экспрессивная интонация определяют и размеры этих произведений – они компактны и “длятся”, сколько хватает автору дыхания для непрерывного монолога, иногда усложняемого введением иных, тоже монологически выдержанных точек зрения. Поэт и педагог Литературного института Александр Коваленков верно назвал однажды Роберта Рождественского поэтом-романтиком, обладающим “редкой способностью писать стихи для взрослых, но так, словно он рассказывает своим читателям об их детстве”.

И далее: “Рождественский умеет разговаривать стихами, писать для людей, обладающих хорошим слухом, он знает, что иной раз важней, правильней акцентировать показывающее особенность человеческого характера слово, нежели поражать множеством поэтических изобретений”. В самом деле. Рождественский принципиально избегает формальных стиховых экспериментов.

Он ставит слово и акцентирует его так, чтобы стремительно сократить дистанцию между автором и читателем. Этому нередко помогают юмор, ирония – краски весьма характерные для лирики Рождественского. Он вступает в духовный контакт с читателем, как говорится, с ходу.

Многие стихотворения Рождественского открываются непосредственным обращением к другу, к любимой, к каждому из нас – читателей. Даже тогда, когда Рождественский публицистически форсирует голос, он, как правило, придерживается разговорной интонации, он именно беседует, спорит, убеждает, всегда всматриваясь с надеждой на понимание в глаза людей, к которым обращается. Поэт стремится вызвать в читателях и слушателях прежде всего эмоциональный отклик, душевное доверие и участие.

Он ничего не скрывает от них, он “свой”. Простые истины, утверждаемые его поэзией,- добро, совесть, любовь, патриотизм, верность гражданскому долгу, приходят к читателям в оболочке прямого слова, открытой проповеди, которая действительно отсылает наше сознание к периоду собственного детства, когда все мы были в известном смысле более свободны, простодушны и благородны. Отсюда у Рождественского тяга к сказке, к фантастике, к гиперболе, к резкому, почти плакатному, противопоставлению добра и зла, белого и черного, что очень свойственно именно романтическому ощущению. Рождественский видит мир крупно, обобщенно: психологические оттенки, точные предметные детали быта, пейзажа хотя и встречаются в его творчестве, но решающей роли не играют.

Конкретное здесь едва намечено, оно постоянно готово раствориться в понятии.

Конечно, в такой манере есть свои серьезные противоречия: риторика и многословие то и дело подстерегают поэта, когда стихи не одухотворены глубокой мыслью, свежим образом, правдой лирического переживания. Песни на его стихи поют в нашей стране миллионы. Рождественский обладает завидным даром интонации,- слова ложатся на музыку естественно, словно и не существовали без нее.

Для песен поэта характерны два ведущих мотива: героическая патетика (“За того парня”, “Товарищ Песня”, “Огромное небо”, “Мгновение”) и лирическая задушевность (“Стань таким”, “Благодарю тебя”, “Песня о далекой родине”, “Позови меня”). Поэзия Роберта Рождественского по праву пользуется большой популярностью у нашего читателя.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

“Все начинается с любви” программное стихотворение Роберта Рождественского