Версилов – характеристика персонажа



Произведение: Подросток

ВЕРСИЛОВ – центральный персонаж романа Ф. М. Достоевского “Подросток” (1875), отец Аркадия Долгорукого, проживший “всю жизнь в странствии и недоумениях”, истративший три наследства, отчего “то совсем впадал в нищету, то опять вдруг богател и подымался”.
В романе Андрей Петрович появляется “при тяжелых обстоятельствах”, выгнанный из светского общества за “скандальный поступок, будто бы совершенный им с лишком год назад”, одержимый страстью к молодой вдове генерала Ахмакова (встречу

с которой он определяет как “рок”, “фатум”). Его характер показан глазами Аркадия, признающегося себе, что “с самого детства привык воображать себе этого человека… почти в каком-то сиянии и не мог представить себе иначе, чем на первом месте везде”. Пытаясь разгадать загадку отца, Подросток собирает все сведения о нем, поэтому каждое новое лицо появляется на страницах романа со своим словом о В. Это дало повод многим исследователям рассматривать именно образ В. как центральный, отодвигая линию поиска Подростком “руководящей идеи” на второй план (так характеризовал его, например, К. В. Мочульский).
/> Как показывают черновые записи, сам автор осознавал возможность такой подмены; одна из причин выбора формы повествования “от Я” и перемены названия романа (первоначальное “Беспорядок”) – опасение, что читатель неправильно выстроит иерархию персонажей. Наиболее яркая с этой точки зрения – запись, помеченная 23/11 июля 1874 года: “Герой не он, а мальчик. Он же только аксессуар, но какой зато аксессуар!!” Однако черновые редакции отражают и желание Достоевского сделать фигуру В. как можно более пленяющей, обаятельной.

Нередки записи: “Подпустить что-нибудь ослепительное и загадочное о Нем”, “суеверно подчиненное отношение к Нему подростка выдает и Его в более фантастическом и, так сказать, бенгальском огне”.
В. – одаренная личность, он хорошо знает жизнь, что неоднократно подчеркивается автором; Достоевский вкладывает в его уста многие свои любимые мысли. Безусловно восходящий к образу Ставрогина, В. лишен демонических черт: в окончательной редакции нет и намека на “тайный разврат” и “ужасное дело”, присущие этому герою в черновиках; напротив, всячески подчеркивается его благородство. Тем ярче выступает доминанта характера В. – его безверие, отсутствие убеждений при страстном желании иметь их.

Герой, другими действующими лицами оценивающийся прежде всего как “проповедник высшей идеи” (старый князь Сокольский вспоминает, как он “проповедовал Бога” и “Страшным Судом пугал”; “проповедником”, “пророком” “чего-то страстного” – с иронией или без – именуют Андрея Петровича Сергей Сокольский, Крафт, Васин), на самом деле “атеист не по убеждению только, а всецело”. От этого проистекает то “серьезное расстройство души”, которое Аркадий называет “двойником” и которое проявляется во всех поступках В. Он воспевает “золотой век” человечества без Христа и в то же время жаждет “видения Христа на Балтийском море”; любит “своего дорогого мальчика” Аркадия и подозревает, что тот способен брать деньги за позор сестры; одержим страстью к Ахматовой и не верит в ее “нравственные достоинства”.
Еще один символ раздвоенности В. – расколотый им образ, завещанный “странником” Макаром Долгоруким. Само слово “образ” включается в систему авторских терминов – “благообразие”, “образить” (т. е. придать благой образ, очистить, освятить), так же как упоминание о древности иконы, еще раскольничьей, усиливает ряд “раздвоенности”, “рас-колотости”. Раскалывая образ, В. отрекается от всех и вся – далее следуют разрыв с Софьей Долгорукой и семьей, гнусный шантаж и покушение на убийство Ахматовой и, наконец, безумие.

В финале романа В. предстает “только половиной прежнего Версилова”. Эти слова трактуются исследователями двояко: одни видят в этом свидетельство окончательного краха В., другие – возможности нравственного возрождения, ссылаясь на дальнейшие слова повествователя: “Весь ум его и весь нравственный склад его остались при нем, хотя все, что было в нем идеального, еще сильнее выступило вперед”. Последнюю точку зрения подтверждает замечание Аркадия о том, что новый В. “получил дар слезный” – такой же дар получает раскаявшийся грешник, купец Скотобойников, в “афимьевской были” Макара Долгорукого.
Среди прототипов В. называют Чаадаева (под этим именем он даже фигурирует в самых ранних редакциях); на сходство с ним указывает и определение В. “бабий пророк”, неоднократно употреблявшееся врагами Чаадаева по отношению к нему. Несомненно, что лигерэтурные прототипы В. – Чацкий и Онегин: недвусмысленные указания на это содержатся в самом тексте. В роли Чацкого, читающего свой знаменитый монолог, В. впервые появляется в жизни Аркадия; его любовная история и положение в светском обществе также напоминают подростку ситуацию “Горя от ума”.

Сам В., упоминая “пронзающую” сцену “Онегин у ног Татьяны”, указывает на сходство любовного треугольника “старый муж” (генерал Ахмаков, Макар Долгорукий) – “скиталец” (еще одно, наравне с “пророком”, определение В., роднящее его с Онегиным) – Татьяна (“простодушная” Ахматова, “кроткая” мама) со свой судьбой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Версилов – характеристика персонажа