Великан Трюм похищает молот Тора



Возникновение мира, природы, людей

Великан Трюм похищает молот. Говорили между собой великаны, что не довело Хрунгнира до добра его бахвальство; что никто не может победить Тора. Но в душе многие великаны также были не против увести из Асгарда Сив и Фрейю. Не давали богини покоя не только тем, кто их видел, но даже тем, кто только слышал о них.

Особенно много рассказывали о Фрейе – о ее красоте, доброте, гостеприимстве, веселом нраве, дружелюбии.

Разгорелось от этих рассказов сердце великана Трюма, самого знатного среди етунов. Все

у него было: прекрасные чертоги, стада коней, черных быков, золоторогих коров, сокровища, драгоценные камни. Даже ошейники псам Трюм плел из золота. Но не хватало всему этому великолепию одного – красивой и знатной хозяйки.

Решил Трюм, что добьется Фрейи во что бы то ни стало. Понимал он, что похитить ее, увезти против воли вряд ли удастся: кликнет она Тора, и не сносить незадачливому жениху головы. Надо было придумать что-нибудь такое, чтобы Тор сам отдал Фрейю в его руки.

И придумал влюбленный Трюм. Как-то гостил Тор у великанши Ярнсаксы, радовался силе и удали своего сына Магни. По привычке пошел он вздремнуть

под деревом в ближайший лесок.

Тут и подкараулил его Трюм, мгновенно схватил молот и был таков. Проснулся Тор и ахнул: пропал Мьелльнир. Стал искать, обшарил все кусты, заглянул под каждую былинку: разъярился так, что встали дыбом волосы и взъерошилась борода.

Стыд и срам: как у старой бабки, похитили молот из-под носа.

Локи берется помочь горю. Решил Тор никому ничего не говорить, кроме Локи, может, тот сумеет выведать, в чьих руках находится Мьелльнир. Локи с готовностью согласился помочь, только для быстроты посоветовал попросить у Фрейи ее соколиное оперение.

Ахнула богиня, тут же вынесла оперение, сказав только: “Будь оно хоть золотым или серебряным, ради такого дела никогда не пожалела бы!” Надел Локи оперение и в мгновение ока домчался до страны етунов. На одном из курганов увидел он Трюма. Тот, как ни в чем не бывало, расчесывал густые гривы своих коней. “Ну, как там дела у асов? Зачем пожаловал?” – дружелюбно спросил он Локи.

А Локи и отвечает: “Поспорил я, Трюм, что никто, кроме тебя, не осмелился бы запрятать молот Тора, и вот решил узнать, прав я или нет”. Польстил Локи Трюму этими словами. Засмеялся он: “Да, я запрятал Мьелльнир далеко, глубоко, никто не найдет.

Но готов обменять его на Фрейю, если хотите”.

А в Асгарде расстроенный Тор бродил с таким хмурым видом, что никто не решался с ним заговорить. Вдруг прямо над его головой зашумели крылья, и перед глазами предстал Локи. Не переводя дух, рассказал все Тору, и решили они уговорить Фрейю принять предложение великана. Прекрасная Фрейя едва не выгнала их из дому, разгневалась, расфыркалась от возмущения так, что затряслись палаты, а с шеи сорвалось драгоценное ожерелье Брисингов. “Тор!

Да я сама себя уважать перестану, если поеду с тобой в Етунхейм! Сватались эти настырные великаны, сватались и вот что удумали! Давайте соберемся вместе, может найдем другой способ вернуть молот”.

Асы предлагают Тору переодеться невестой. Мигом обежала Фрейя всех богов, созвала на совет на главную площадь-тинг. Ломали они головы, ломали, всяк предлагал свое. Дольше всех молчал ас Хеймдалль.

Потом вдруг весело засмеялся, подошел к Тору, обнял его, словно красну девицу, и сказал: “А что, если нам нарядить невестой тебя? Длинная юбка скроет ноги, фата и убор – голову и лицо, на грудь нацепим драгоценностей, Фрейя и своего знаменитого ожерелья не пожалеет, ведь все знают, кому оно принадлежит. Никто не заподозрит подвоха”.

Замахал Тор руками, отказался быть посмешищем. Знал он, как быстры асы на прозвища: сейчас согласишься, а потом прилипнет слава женовидного. Загрустили асы, ведь при помощи молота великанам ничего не стоит захватить Асгард и сотворить все то, о чем говорил Хрунгнир. Стали хором уверять Тора, что только еще больше его полюбят, если он спасет всех от беды.

В уговорах неожиданно помог Локи, большой любитель всяких приключений и перевоплощений, он вызвался переодеться тоже и сопровождать невесту-Тора в роли служанки.

Надели на Тора свадебный наряд, повесили на поясок связку ключей, как подобает будущей хозяйке, украсили грудь всеми драгоценностями Фрейи, накрыли голову пышным убором. Не мешкая, запрягли резвых козлов, и помчали они так, что горела под копытами земля и рушились горы. Трюм принимает гостей.

Издали увидали великаны колесницу асов. Заволновался Трюм, приказал етунам скорей застилать скамьи и ставить на столы угощение. Вскоре ломились они от бочонков с пивом, медом, жаркого, рыбы, лакомств.

Дело было как раз к вечеру, все изрядно проголодались, и, как только гости появились на пороге, стали садиться за столы. Невесту и ее служанку посадили по обе стороны от Трюма. Тот от волнения и кусочка проглотить не мог, не сводил глаз с невесты. А она будто и забыла, зачем приехала.

Поставила около себя несколько бочонков, пододвинула жареного быка и рыбу – и давай уплетать. Вмиг невеста-Тор опростал три бочки меду, съел целого быка, восемь огромных лососей и все лакомства.

Молот Тора

Изумился Трюм и растерянно так говорит: “Не видывал я невест, которые все сглатывали бы, не прожевывая, в таком количестве и вливали в себя пиво, словно в бездонную кадку. Ничего подобного я не слышал и о Фрейе!” Служанка-Локи чуть не подавился при этих словах. Повел он игриво плечиком и прошептал на ушко Трюму: “Хозяйке моей так не терпелось быстрей добраться к прекрасному жениху, что восемь дней и ночей она и маковой росинки в рот не брала, гнала и гнала козлов без отдыха. А вообще-то, она малоежка!”

Просиял Трюм и тут же захотел поцеловать невесту. Откинул покров… и оторопело отпрянул. Повернулся к служанке-Локи и спрашивает: “Почему у Фрейи таким нестерпимым блеском сверкают глаза?

Из них, клянусь, пламя пышет!” Разумная служанка простодушно отвечает: “Восемь ночей без сна провела Фрейя, так ей не терпелось скорее добраться. Вот глаза от бессонницы и воспалились!”

Тор завладевает молотом. Успокоился Трюм, велел начинать свадебные обряды. Вошла по обычаю его старшая сестра и стала словами венчальной песни просить у невесты даров: “Дай мне запястья, червонные кольца, коль добиваешься дружбы моей, дружбы моей и приязни доброй”.

А Трюму не терпится; велит он скорее принести молот Мьелльнир, положить на колени невесте в знак того, что боги одобряют союз. Весь затрясся от внутреннего смеха Тор, когда увидел свой могучий молот. Вскочил он и начал крушить етунов.

Первым пал Трюм, потом его сестра. Вместо даров ей удары достались, вместо колец – колотил ее молот. Был истреблен весь род исполинов.

А Тора еще чаще стали звать “Повелителем и владетелем молота Мьелльнир”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Великан Трюм похищает молот Тора