Вечный спутник поэта (по лирике Лермонтова)

Вечный спутник поэта нашел свое полное выражение в стихотворении “1831-го июня 11 дня”, которое с большим правом следует назвать философской поэмой – выдающимся произведением русской медитативной лирики. Оно подводит итог идейным поискам юного поэта и одновременно поискам русской философской мысли, стремящейся осознать время, понять и провидеть судьбу поколения, предузнать “жребий” молодых сынов России и – самое главное – ответить на животрепещущий вопрос “Что делать?”.

Здесь и мысли философского трактата Радищева “О человеке, его смертности и бессмертии” , и вызов “судьбе” декабристов, и пушкинское светлое начало умиротворения. И во всем и надо всем этим – Лермонтов, сила его страсти, мощь его воли и могущество мысли. Нас не перестанут удивлять неустанные поиски юным Лермонтовым закона деяния, как не перестанут восхищать глубина и энциклопедизм его философского мышления, продиктовавшего эту замечательную поэму.

В “Евгении Онегине” Пушкин, желая ввести читателя в круг политических и философских интересов юных “любомудров” времен декабризма, перечислил “проблемы”, по которым они вели спор. Во второй главе романа он писал:

Меж ими все рождало споры И к размышлению влекло: Племен минувших договоры, Плоды наук, добро и зло, И предрассудки вековые, И гроба тайны роковые, Судьба и жизнь в свою чреду, Все подвергалось их суду… Но чаще занимали страсти Умы пустынников моих.

Обо всем об этом и пишет Лермонтов, может быть, исключая “племен минувших договоры”, т. е. “Общественного договора” Руссо: в тридцатые годы уже об этом не спорили, обосновывая иначе право человека на свободу. Поэма начинается с трогательных признаний юноши: “Моя душа, я помню, с детских лет чудесного искала…” И тут же будто неожиданное, но так понятное по знакомому нам уже строю мыслей и чувств: “Я любил нее оболыценья света, но не свет”: минуты жизни в свете были мук полны…

Да, это знакомо, это чисто лермонтовское: его поиск “чудесного” рождался в отрицании окружающего, в презрении к свету, обольщения которого все же он любил. Едва ли мы именем право проходить мимо этого противоречия, в нем таится один из элементов трагедии поэта.

И далее он будет говорить о “боренье дум”, очевидно, самой значимой черте мышления, наложившей печать на все творчество. Мысль поэта – вечное движение, она ни на чем не может остановиться, не знает успокоения, вечно идя за истиной, постигая ее. Всходя со ступени на ступень и не удовлетворяясь достигнутым, мысль Лермонтова – вечный спор, если не сказать, минуя примитивное значение слова, – вечное обсуждение предмета, ускользающего от мысли, не поддающегося своему конечному (исчерпывающему) определению.

И неограниченная власть любви заставляет поэта бросить вызов судьбе. Так, по законам внутренней логики мысли и чувства, рождается тема непокорности и бунта, в котором человек отстаивает свое человеческое, свою любовь и свою гордость. Только она, только гордость имеет право на любовь, ибо только гордость умеет защитить свою любовь.

Гордость, любовь, мщение, бунт – все это переплелось, выступает сразу, вдруг, вместе, почти без пауз и переходов, с нарушенными границами добра и зла, и составляет неповторимый, чисто лермонтовский элемент русской поэзии. Нам осталось добавить, что это бунт против непобежденной судьбы и это накладывает на все отблеск величавого трагизма. В 15-й строфе поэмы Лермонтов нашел предельно сжатую форму выражения своей мысли во всей ее противоречивой сложности:

Под ношей бытия не устает И не хладеет гордая душа; Судьба ее так скоро не убьет, А лишь взбунтует; мщением дыша Против непобедимой, много зла Она свершить готова, хоть могла Составить счастье тысячи людей: С такой душой ты бог или злодей…

Какая изумительная философия и какая поэзия! И какой человек! Непобедимая судьба не покоряет человека, а лишь бунтует его! – это гимн достоинству и величию человека: это могучий взлет лермонтовской мысли к недосягаемым вершинам человеческого.

И зло здесь не есть выражение неправоты притязаний гордой души, а результат ожесточенности битвы с “непобедимой”, – в борении с ней душа человека должна быть готова на все, и она готова на все, ибо битва идет во имя человека.

И ты его узнаешь – и поймешь, Зачем о руке его булатный нож…

Так философская поэма Лермонтова объясняет и комментирует идейное содержание стихотворения “Предсказание”, а это последнее, в свою очередь, раскрывает реальный смысл философской поэмы, в которой победа или поражение решает вопрос о том, кто ты – бог или элодей. В плане философских и политических раздумий Лермонтова, поэма которого закончится мыслью о действии и восстании, стих “С такой душой ты бог или злодей…” С красноречивым многоточием в тексте является, по нашему мнению, стихом большого внутреннего содержания.



Вечный спутник поэта (по лирике Лермонтова)