В каком произведении русской литературы XX века сохраняется тра­диция безымянности персонажа как знака обобщения и в чем разнится оно с произведением Бунина?



В каком произведении русской литературы XX века сохраняется тра­диция безымянности персонажа как знака обобщения и в чем разнится оно с произведением И.А. Бунина?

Размышляя над поставленной проблемой, вспомните, что безымянность главного героя в произведении – итог сознательного выбора авто­ра. Она представляет собой контраст с именованием любого, даже самого незначительного, эпизодического персонажа и становится более яркой характеристикой, чем любое имя.

Используя свои знания в области истории русской литературы, вы­явите истоки этой традиции (безымянный молодец из древнерусской бы­товой “Повести о Горе-Злочастии”, “проницательный читатель” из романа Н. Г. Чернышевского “Что делать?”, “парадоксалист” Ф. М. Достоевского из “Записок из подполья” и др.).

Покажите, как эта традиция была продолжена в XX веке. Отметьте, что факт безымянности лишь усиливает высокое значение слова “мастер”, ставшего именем героя романа М.А. Булгакова “Мастер и Маргарита”.

Объясните концептуальность авторского выбора. Подчеркните, что Ма­стер

– общее именование для всех избранных, для всех истинных худож­ников. Наречение героя этим именем ставит Мастера в один ряд с его ве­ликими предшественниками.

Покажите, что безымянность героя И.А. Бунина имеет свое отличие от безымянности Мастера. Господин из Сан-Франциско – один из ря­довых “многих”.

Его истинное имя не привнесло бы никакой дополни­тельной информации к характеристике его личности. Оно не представляет никакого значения ни для семьи героя, ни для слуг, ни для доктора, кон­статирующего его смерть.

Подводя итоги своим наблюдениям, отметьте, что различие в исполь­зовании традиционного для русской литературы приема безымянности объясняется своеобразием мировидения и авторского замысла художников.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

В каком произведении русской литературы XX века сохраняется тра­диция безымянности персонажа как знака обобщения и в чем разнится оно с произведением Бунина?