Урбанистические мотивы в творчестве Богдана-Игоря Антонича



В сборнике Б.-И. Антонича “Приветствие жизни” есть стих с выразительным названием “Муравейник”, что символизирует город, в котором “пряди улиц сплетены, будто нервы”, “жизнь засушена, словно консерва”, все “с рыжей трухи”. Эта пасмурная картина человеческого муравейника завершается предостережением: Подумай мимолетно, как сапогами есть легко раздавить целый мир. В этих словах – весь Б.-И.

Антонич с его пафосом жизнелюбия, увлечением вечной красотой, тайной и необыкновенной хрупкостью природы, которые так выразительно

прозвучали в первом его сборнике, В стихе “Муравейник” на урбанистическую тему четко противопоставляется село городу как естественное и противоестественное. Эти мотивы нашли свое продолжение и развитие в других произведениях поэта, особенно в его сборнике в “Ротации”, который увидел мир уже после смерти автора. В нем образ города лишен конкретных географических и временных координат, это образ-символ.

Б. И. Антонич рисует город очеловеченным, живым. Поэт сравнивает бурление города с бормашиной, ее монотонными и неприятными мелодиями. Эти мелодии порождают ассоциации, связанные с

ощущениями боли, страха, внутренним дискомфортом человека.

Такое сравнение – конкретный штрих к образу города-ада, который существует по собственным законам, так как “жизнь кипучего никому не связать”. Но этот водоворот городской жизни, его энергия, сила в основе своей противоестественная, так как волны разрушают человека. Живя в “муравейнике города”, она не просто отдаляется от природы, а становится ей чужой через моральный разврат, погоню за деньгами, сомнительными утехами, через потерю ощущения красоты мира:

Идут люди желтых городов, и их глаза сияют, хотя грусть вглубь прячут, будто горькие семена души и тела. Для звезд и для монет. Дожидаясь редких кусочков хрупкого счастья, замечаем другие цели.

Будто зонд в ране, отчаяние проникает в наши души.

(“Ротации”)

Осуждение поэта в современном городе вызвал, прежде всего, дух продажности. Весь сборник пронизывает образ денег. Всесилие купли-продажи ведет к растлению душ, морального перерождения личности, к потере человеческого подобия. “За двадцать сотенных купить можно счастье” (“Города и музы”) – такое сладкое заблуждение караулит на каждом углу.

Здесь слова любовников, “будто деньги, страстно протертые” (“Вербель”), и все это “катится в пропасть под лопот крыльев и мегафонов” (“Конец мира”).

Уродливость города, его растленное влияние на человеческую душу Б.-И. Антонич делает более выразительным картиной кладбища старых автомобилей (“Мертвые авто”). Парадоксальным, противоестественным есть сам факт гибели того, что несет в себе движение, изменения, скорость, поэтому машины напоминают “ломти звезд разбитых”. В этой поэзии появляется образ плесени как символ мертвенности, запустение, руины: “Красный расцвет плесени меряет застывшие в медь года и минуты”.

Его находим и в других стихах сборника: “плесени истомное дыхание”, характерный для внешних примет города – домов, дворов, мрака (“Баллада о голубой смерти”), но самое страшное, когда “стынет тело в сне, душа гниет и серебрится плесень” (“Концерт из Меркурия”). Так закономерно урбанистические мотивы перерастают в апокалипсические. Поэт доходит до вывода, что “город катится в пропасть”:

За все грехи и все вины, за малость, предательство и подлость, за преступления, для которых полное имя логово презрения и голытьбы.

Человеческая душа барахтается в сетях города, часто не может противостоять ужасным обстоятельствам. В “Балладе о голубой смерти” поэт на высокой трагической ноте повествует о смерти двух влюбленных, души которых сгорают, “словно последние капли спирта”. По мнению автора, город как произведение человеческого ума не оказывает содействие счастливому бытию, а наоборот, отдаляет человека от природы, от самого себя.

Как справедливо указал Дмитрий Павлычко, “в украинской поэзии, бедной на урбанистические мотивы, “Ротации” Антонича остаются до сих пор почти непревзойденными образцами городских видов и описаний душной атмосферы городских мест развлечения, разврата, злодеяния”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Урбанистические мотивы в творчестве Богдана-Игоря Антонича